Новости    Библиотека    Забавные истории    Энциклопедия    Карта проектов    Ссылки    О сайте



12.10.2016

'Понимаю, что прожил жизнь не зря': 90 лет Никите Симоняну

12 октября известный советский футболист, победитель Олимпийских игр 1956 года в Мельбурне, вице-президент Российского футбольного союза (РФС) Никита Симонян празднует 90-летний юбилей.

'Понимаю, что прожил жизнь не зря': 90 лет Никите Симоняну
'Понимаю, что прожил жизнь не зря': 90 лет Никите Симоняну

"Поскорее бы уже прошел этот юбилей! Понимаете, такое событие тоже стресс для меня, — признался в самом начале беседы с корреспондентом Симонян. — Я уже не в том возрасте, чтобы как-то гулять и сильно праздновать. Поэтому день рождения встречу очень просто — на работе, а кто захочет поздравить, то пусть приходит в РФС".

За долгую жизнь в футболе Симонян играл за "Динамо" из Сухуми, а также московские "Крылья Советов" и "Спартак". В 34 года стал главным тренером красно-белых, проработав в столичном клубе 10 лет (1960–1972 годы, перерыв в два года с 1965-го по 1967-й). Также он возглавлял "Арарат" и "Черноморец". С 1977 по 1979 год руководил сборной СССР.

С 1990-го по 1992-й занимал пост заместителя председателя Федерации футбола СССР. После распада СССР и создания РФС был избран первым вице-президентом организации. Симонян работает в этом качестве по настоящее время.

Отец за футбол бил по лицу

Никита Симонян родился в 1926 году в городе Армавир, куда бежали его родители во время турецкого геноцида армян. Когда ему было четыре года, семья переехала в Сухуми, где будущий голеадор попал в свою первую футбольную школу — "Динамо".

"Вначале ни о какой футбольной секции и речи не было, мы на улице с ребятами играли, сами находили площадки, — вспомнил Симонян. — Потом, когда уже стали чуть постарше, нашли с друзьями поле примерно в 12 километрах от дома, и вот туда мы выезжали группой рейсовыми поездами, так как электричек не было. Играли там целыми днями, пока сил хватало, а обратно возвращались уже пешком, так как поезда к этому времени уже не ходили".

Позже при футбольном клубе "Динамо" была организована спортшкола, отбором детей занимался полузащитник команды Шота Ломинадзе. Именно на пустыре он и заметил Симоняна и его друзей.

"В школу, помимо меня, взяли еще нескольких моих друзей. У нас была очень сильная команда: мы стали чемпионами Абхазии среди юношей, в дальнейшем многие футболисты стали профессиональными игроками. Кстати, меня в нашей команде ребята сами избрали капитаном", — отметил юбиляр.

Отец не поддерживал увлечение сына футболом. "Мой отец был сапожник, знать футбол не знал. Тогда не было нормального спортивного инвентаря, поэтому я рвал ботинки постоянно и от папы постоянно получал "пятерню" по лицу. Он часто спрашивал, когда я брошу эту хулиганскую игру. Я чуть ли не плакал, а мама всегда успокаивала после таких разговоров. Но все же тяга к футболу оказалась сильнее папиной воли", — подчеркнул Симонян.

Война футболу не помеха

Когда началась Великая Отечественная война, Симоняну было 14 лет. Его отец получил тяжелые ранения во время одной из бомбежек фашистами Сухуми.

"Я прекрасно помню бомбежку, — признался он. — Мой отец тогда работал кассиром на Черноморской железной дороге. Рядом был сквер, где стоял памятник Сталину. Когда зазвучала воздушная тревога, все, кто был поблизости, бросились в сквер, прятаться под деревья. Бомба взорвалась в 20 метрах от того места, где прятался отец; его тяжело ранило — была повреждена пятка, два осколка попали в спину, также полностью срезало мягкие ткани ягодиц".

"Однажды из вражеской подводной лодки выпустили три торпеды, метили ими в сухумский танкер, — продолжил Симонян. — Из трех одна попала в носовую часть, погибли более 70 матросов, а две неразорвавшиеся выкинуло на берег, они лежали друг от друга на расстоянии два–три километра. Мы ходили смотреть на эти "сигары", садились на них. Пацаны были, не понимали, чем это все могло кончиться".

Но даже война не отбила у него желания играть в футбол. "Мы продолжали играть, несмотря на военное положение. Причем в 1944 и в 1945 годах к нам приезжали профсоюзные команды: ленинградское "Динамо", московское "Динамо", ЦДКА. Мы, молодые юнцы, жадно наблюдали за техническими приемами и ударами тогдашних мастеров", — отметил олимпийский чемпион.

Надо играть за индустрию!

После 16 лет проживания в Сухуми Никита Павлович переехал в Москву. В столицу его пригласили специалисты Владимир Горохов и Абрам Дангулов после игры "Крыльев Советов" с сухумским "Динамо", в которой нападающий забил гол. Отец не хотел отпускать сына, поэтому главному тренеру Дангулову лично пришлось уговаривать родителей. В 1948 году из-за проблем с финансированием команда распалась, решением секретариата профсоюза ("Крылья Советов" являлись командой профсоюзов) Симонян должен был перейти в "Торпедо", однако твердо решил для себя отправиться вслед за Гороховым и Дагуловым в "Спартак".

"И вот, как-то рано утром за мной приехала машина, и меня привезли на завод ЗИЛ (тогда он назывался ЗИС). Меня отвели в кабинет директора Ивана Алексеевича Лихачева, который стал мне говорить: "Да за кого ты собираешься играть — за тряпичников ("Спартак" принадлежал Промкооперации, в которую входили рынки — Прим.)? Надо играть за индустрию!" Но я ответил ему: "Иван Алексеевич, я все-таки хочу перейти в "Спартак". Он отпустил меня, но добавил, что обратно в "Торпедо" меня никогда не возьмут, даже если я стану лучшим игроком", — рассказал Симонян.

Спартаковская эпоха

Он выступал за "Спартак" с 1949 по 1959 год. За это время Симонян завоевал четыре чемпионских звания (1952, 1953, 1956, 1958-й), дважды становился обладателем Кубка СССР (1950, 1958-й), трижды лучшим бомбардиром чемпионата страны (1949-й — 26 голов, 1950-й — 34 гола, 1953-й — 14 голов). Он до сих пор является лучшим бомбардиром красно-белых за всю историю: 160 мячей во всех турнирах, из них 133 — в чемпионате страны.

"Встретили меня в "Спартаке" очень хорошо, — вспомнил юбиляр. — Даже Василий Соколов, которому на тот момент было 38 лет, принял меня отлично. Поскольку я в первом сезоне забивал много мячей и команда выигрывала, то никакого негатива не было. Плюс по природе я очень застенчивый, тихий".

Лучшим партнером в столичной команде Симонян, без сомнения, считает Николая Дементьева. "Вообще всех могу назвать — Сергей Сальников, Игорь Нетто, Анатолий Ильин, Алексей Парамонов, Анатолий Исаев. Вся команда играла отлично, не было никакой жадности. Но я считаю, что знаменитый стиль "Спартака", качество своевременного паса — это все Дементьев. Он был удивительный человек и игрок, всегда действовавший в интересах команды", — объяснил Никита Павлович.

Игроки "Спартака" были достаточно обеспеченными людьми. "Благодаря патриарху советского футбола Николаю Петровичу Старостину игроки были обеспечены многим — своей квартирой, мебелью, холодильником и многим другим. Плюс игроки сборной СССР получали дополнительную стипендию — две с половиной или три тысячи рублей. Это были неплохие деньги, но мы не были миллионерами, какими футболисты являются сейчас", — отметил Симонян.

Встреча со Сталиным

В 1951 году Симоняна приглашали в футбольную команду ВВС (Военно-воздушные силы), которую курировал сын Иосифа Сталина Василий. Однажды, когда нападающий находился в Кисловодске в отпуске, за ним приехал адъютант Сталина, который на тот момент был командующим Военно-воздушными силами Московского военного округа.

"Стали меня уговаривать поехать с ними, говорят, командующий прислал самолет и хочет, чтобы я играл за ВВС, — вспомнил юбиляр. — Я не представлял, что могу уйти из "Спартака", о чем им и сообщил. В итоге они меня повезли на госдачу, которая располагалась недалеко от санатория имени Орджоникидзе, уговаривали меня там по-всячески — я ни в какую, но в итоге применили другой способ".

"В общем, напоили они меня, — продолжил рассказ Симонян. — По пьяному делу я согласился поехать в Москву к Сталину. "Я поклялся прахом своей матери, что ты будешь играть в моей команде", — начал он разговор со мной. Я не понимал до конца, что может последовать за моим отказом, насколько он могущественный человек и как он мог со мной расправиться, но знал четко другое: я не уйду из "Спартака". Поэтому я ответил ему, что хочу остаться в команде, аргументировав это тем, что я состоялся в этом клубе как игрок и что меня все устраивает в команде".

Именно своей честностью Симонян подкупил сына Сталина. "И он мне ответил: "Ты сказал мне в глаза правду, за это я тебя уважаю. Иди и играй за свой "Спартак", но знай, что в любое время ты можешь ко мне обратиться, и я приму тебя с распростертыми объятиями. Спасибо за правду".

В итоге Симоняну бесплатно дали билеты до Кисловодска. "Двое моих приятелей — Игорь Нетто и Анатолий Исаев — уже не ждали меня, я же несколько дней отсутствовал. И Игорь своим писклявым голоском меня спрашивает: "Ну где ты шлялся?" Я пошутил, сказав, что теперь я лейтенант Советской армии. Ну он в ответ также пошутил: "Ну ладно, ладно… Вот набьют тебе морду болельщики "Спартака" и правильно сделают", — закончил историю Симонян.

Тренерская работа — это режиссура

Никита Павлович закончил игровую карьеру в 33 года. Он захотел уйти на пике карьеры, а не дожидаться, пока ему укажут на дверь.

В 1960 году Симонян был назначен главным тренером "Спартака" с подачи Николая Старостина. В команде футболисты хорошо отнеслись к его назначению, несмотря на его юный по тренерским меркам возраст, кроме своенравного Игоря Нетто. "Даже был один конфликт с ним, но мне удалось его погасить", — признался Симонян.

За 12 лет во главе команды (с перерывом в два года в период с 1965 по 1967 год) специалист выиграл два чемпионства (1962 и 1969-й) и три Кубка СССР (1963, 1965 и 1971-й).

От вопроса о том, кого он считает своим учеником, Симонян тактично уклоняется: "Это они должны говорить об этом, но не я. Хотя Валерий Рейнгольд мне всегда говорит, что он не состоялся бы как игрок, если бы не я был его тренером. Но я считаю, что если игрок талантлив, то он сможет пробить свой талант при любом тренере".

После "Спартака" Симонян возглавил ереванский "Арарат", с которым в первый же год взял дубль — чемпионат и Кубок СССР (1973 год).

"На тренерском мостике несравнимо тяжелее, — признался собеседник. — Когда ты игрок, ты отвечаешь за себя, а когда тренер — за всю команду. Если мой игрок не забил пенальти или стопроцентный момент, виноват я. Мы проиграли — опять виноват я. Но тренерская работа — это режиссура, и это безумно интересно".

Мог стать трубачом

Судьба Симоняна могла сложиться иначе: он мог стать юристом или музыкантом.

"Мой дядька Иван Павлович был блестящим юристом, и если бы я не стал футболистом, то отец бы отдал меня учиться в юридический. И еще одно мое призвание могло преобладать над футболом — музыка. У меня хороший музыкальный слух, в школе у нас даже был свой оркестр, я был в нем первым трубачом", — рассказал Симонян.

"У нас был шикарный учитель музыки по имени Карл, но мы его называли Карлушей. Я об этом раньше не говорил, но вместе с оркестром мы два или три раза выступали на похоронах, нас приглашали на поминки", — добавил он.

Самым важным достижением в своей жизни вице-президент РФС считает победу на Олимпийских играх в 1956 году. "У меня было много титулов и как у игрока, и как у тренера, но Олимпийские игры — это совсем другое. Но есть у меня еще три общественные награды, которые я считаю для себя выше всех: это олимпийский орден, орден ФИФА и орден УЕФА. Получив их, я понимаю, что прожил свою жизнь не зря!".


Источники:

  1. newsarmenia.am





Пользовательского поиска




© Погорелова Ольга Владимировна, подборка материалов, оцифровка;
Злыгостев Алексей Сергеевич, оформление, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://sport-history.ru/ "Sport-History.ru: История спорта и физическая культура"