Новости    Библиотека    Забавные истории    Энциклопедия    Карта проектов    Ссылки    О сайте



предыдущая главасодержаниеследующая глава

На двух колесах по двум континентам (Жанна Кудрявцева)

27 июля. Нью-Йорк. Полдень. Две разноцветные колонны велосипедистов пересекли город. Велопробег Мира завершил свой путь.

Был он нелегким. Как кинопленку, прокручивая в памяти события, вспоминаешь 150-километровые переезды. Стену холодного дождя на Украине. Июльское знойное солнце Праги. Сгорбленные вспотевшие спины велосипедистов, взбирающихся на затяжные подъемы Карпат и Татр. Ровные, как стол, дороги Канады. Американские спидвеи, переполненные машинами, и узкую полоску на них для велосипедистов. Падения, без которых никогда не обходится. И руку друга на своем плече, что толкала в гору, когда было тяжело.

Оглядываясь назад, мы вспоминали день старта и не могли поверить, что вот он - Нью-Йорк, казавшийся таким далеким, и что все уже позади.

В дороге я вела дневник, который стал основой этих заметок.

Велопробег Мира-86 был включен в программу Международного года мира, утвержденную Генеральной Ассамблеей ООН. В велопробеге участвовали 3-3 человека из 4 стран: по 10 из СССР и ЧССР, 11 из США и двое канадцев. Мы везли с собой петицию о мире. Три основных лозунга составляли ее основу:

Прекратить гонку вооружений!

Сохранить космос для мирных целей!

Вступить в XXI век без ядерного оружия!

Как выглядела петиция? Это была толстая книга. На первом листе излагалось воззвание, а согни других страниц были заполнены в пути. Книга, как копилка, собирала подписи политических и общественных деятелей, представителей органов власти и простых людей.

Жители различных мест на разных языках, разными чернилами и разными почерками, ставя свою подпись под воззванием, выражали одну мысль, одно желание - сохранить мир и будущее человечества! И чем больше километров и городов оставалось за нашими спинами, тем больше страниц нужно было перевернуть в этой книге, чтобы отыскать еще чистый белый лист.

Чтобы добраться до Нью-Йорка, пришлось одолеть 2800 километров. И это только "чистое" расстояние. А с заездами в те города и поселки, которые лежали в стороне от трассы Киев - Прага - Монреаль - Нью-Йорк, мы накрутили верных три тысячи километров. На этот путь ушел месяц, 30 ходовых дней. С отдыхом вышло на две недели больше.

Полтора месяца жизнь для нас шла в убыстренном темпе. В этом отрезке времени сконцентрировалось столько событий, размышлений, чувств! Будто высокая волна подняла нас над обычным течением жизни.

Начало. 22 июня. Киев. Вспомнилась старая приписка на футбольных афишах: "Состоится при всякой погоде". Струи дождя хлестали по киевской мостовой. Но нас не остановило. Мы двинулись вперед.

Тогда нас было 20. По 10 человек из СССР и ЧССР. Государственный департамент США помешал приехать в Киев нашим соратникам из-за океана. Так что встретились мы с ними только 1 июля в чехословацком городе Прешове.

Но по велению сердца велосипедисты с Американского континента были с нами. Мы везли с собой телеграмму, полученную от них: "По мере того как вы будете ехать по территории Украины, мы надеемся, что вам будет сопутствовать хорошая погода и что ветер будет постоянно дуть в ваши спины. В наших сердцах велопробег Мира-86 начинается 22 июня в Киеве, и мы надеемся, что наши мысли о вас и наши пожелания успеха вам быстро и успешно приведут вас в Прешов, откуда мы сможем двинуться в дальнейший путь как одна международная группа велосипедистов, привлекая внимание к благородным усилиям Организации Объединенных Наций".

Итак, мы в пути. Две колонны. Колесо к колесу. Километр за километром. Каждый из нас в постоянном напряжении. Любая дорожная ямка, которую объезжаешь и перед которой тормозишь, грозит падением. Мокрый асфальт притягивает к себе как магнит. Ровная струя брызг из-под колес шлейфом тянется за тобой и обливает того, кто идет позади. Но главное - не думать о трудностях, о километрах. Нужно просто крутить педали и стараться не замечать холода, ветра и дождя. А всего этого "добра" хватало.

На этапе Киев - Житомир в городке Коростышеве услышали, что до финиша всего 28 километров. Эта цифра показалась настолько незначительной, что я даже махнула рукой. К тому времени позади у нас осталось больше 130 километров.

Когда тронулись, поняла: никогда ни на что не надо махать рукой. По-моему, эти 28 километров были равны тем 130 - и по длине, и по трудности.

Праздник открытия доброй воли
Праздник открытия доброй воли

Колени словно два колючих ежа. Глаза закрываются. Велосипедный руль кажется горячим, Очень удивлена, услышав, что кто-то из спутников гадает: какая команда победит в финале футбольного чемпионата - ФРГ или Аргентина? Неужели кто-то способен рассуждать о постороннем?

Города пошли чередой. Сначала удивлялись: город, к которому так долго едешь, наутро почти мгновенно остается позади. Потом и к этому, как ко многому другому, привыкли. И началась жизнь, как у кочевников. Ежедневные переезды, и каждое утро Новый вид из окон гостиницы.

Сидя в седле велосипеда, чувствуешь каждый метр трассы и дорогу узнаешь до мелочей. И волей-неволей хочется изменить некоторые географические названия. На третий день пути, проезжая Ровно-, мы открыли несоответствие этого названия действительности. Город стоит отнюдь не на ровном месте, а на множестве высоких холмов. Ему бы больше подошло название Волно.

Мы никогда не едем одни. За нами всегда незнакомые велосипедисты. Они, сменяя друг друга, сопровождают нас от города до города.

Их сотни, примкнувших к нам велосипедистов. Еще тысячи людей стоят на обочинах дорог и приветствуют нас. Стоят даже там, где не видно поблизости населенных пунктов. Значит, прибыли издалека. Они бросают нам цветы, машут руками и кричат вслед! "Счастливого пути!"

Люди, что выходят на дорогу, любят свою деревенскую тишину, свои величественные леса. Они хотят сохранить это, поэтому и выходят на трассу Мира встречать нас. Иногда вскинешь голову: где-нибудь справа или слева - духовой оркестр. Где четыре человека, где десять. Где дети, где дедушки. Люди ждут нас каждый день. Въезжая в тот или иной город, мы попадаем в людской водоворот.

Мы выступаем сами и слушаем других. Внимаем такому множеству мыслей, речей и слов, что, запиши все это, вышла бы претолстенная книга.

Некоторые митинги особенно запомнились своей символичностью. В городке Стрый на Львовщине выступала женщина-мать, державшая за руку ребенка, и говорила о будущем. Затем к нам навстречу вышли молодожены, полные надежд на счастливую - а значит, прежде всего на мирную - жизнь. Несколько сот метров (от площади, где проходил митинг, до гостиницы) нас сопровождали на трехколесных велосипедиках малыши из детского сада, будущее нашей планеты.

К нам подходили старушки, испытавшие ужасы бомбежек и видевшие смерть. Со слезами на глазах они просили рассказать людям, живущим далеко за океаном, о тех потерях и тех болях, которые оставила минувшая война. А ребята приносили рисунки с просьбой передать их в ООН.

На стоянках к нам радостно подбегали мальчишки и просили просто подержать велосипеды. Нам дарили цветы. Наверное, столько букетов роз и гвоздик никто из нас раньше не держал в руках.

Уже за несколько дней пути мы успели многое понять. Понять, что можно стать сильнее обстоятельств и ничто не помешает, если сильно захотеть, двигаться вперед. Понять чувства тех, кто встречает и провожает нас. Улыбки и слезы, цветы и рукопожатия, традиционный хлеб-соль - это, наверное, лучшее свидетельство стремления людей жить в мире, растить счастливых детей.

Иногда мы попадали с корабля на бал. "Бал" устраивался прямо на дороге, по которой мы только что ехали. Таким "балом" на Латерском перевале мы отметили пересечение границы Закарпатья. Встали в круг, набросили на себя национальные украинские овечьи накидки и, следя за своими ногами, которые от усталости могли "пойти не в ту сторону", плясали под звуки скрипки. И хоть со спортивной точки зрения это была изрядная физическая нагрузка, мы испытывали в такие моменты прилив сил.

Первый день отдыха - через 550 километров во Львове. На финише в центре города нас окружили журналисты и забросали вопросами: что видели? что думаете? что ощущаете?

Как ответить на последний вопрос? Наверное, единственное ощущение - это то, что мы уже ничего не ощущаем. Ни ног, ни рук, ни спины. Такое чувство, будто едем по инерции, машинально крутя педали.

О велосипеде не хотелось думать. Однако, проведя целый день без него, уже начали по нему скучать. Подумали даже, что за этот день отдыха мы могли бы проехать еще километров сто и стать еще ближе к нью- йоркскому финишу.

И вот мы снова спешим в путь. Едем, строго соблюдая график движения. Наш маршрут расписан чуть ли не по минутам Мы прибавляем скорость, когда чувствуем, что отстали от расписания. Или сбавляем темп, если опережаем график. Стараемся въезжать в города в назначенное время, не опаздывая и не заставляя людей подолгу ждать нас.

Час за часом крутим педали. Чтобы не скучно было ехать, напеваем песни. А иногда забавы ради устраиваем шуточные состязания.

Праздник открытия доброй воли
Праздник открытия доброй воли

Пошел дождь, и вот уже вся дорога в лужах, точно ковер в рисунках. Дождь идет за нами, как на привязи. Иногда отстает, не выдерживая темпа велокаравана. Но на стоянках догоняет, и мы опять попадаем под его струи. Дневник мой каждый день начинается со слова "дождь". Похоже на календарь природы или ежедневную краткую сводку погоды.

Дорога трудная. Больше смотришь вперед, чем по сторонам. Иногда только запахи доносятся до тебя: то стоящих на обочине лип, то свежего хлеба, то скошенной нивы.

Но когда пелена дождя и тумана не застилает глаза, мы видим безграничные лесные просторы и зеленые луга с красными крапинками маков. Озера, заросшие кувшинками. Быстротекущие реки. Старинные замки- крепости и белых аистов в небе.

Мы проезжаем через древние красивые города. 900-летний Броды или Дубно, которому 1100 лет. Едем по узким кривым улочкам и булыжным мостовым, а справа и слева - дома редкой красоты.

Дорога уводит нас все дальше, открывая за далью даль. Меняются ландшафты и города. Меняются люди. Но о мире и жизни на Земле думают везде одинаково.

И мы с трассы посылаем в Белый дом телеграмму: "Господин президент! Настоятельно призываем вас прислушаться к голосу народов мира, в том числе и народов США, требующих незамедлительно прекратить все ядерные испытания и присоединиться к советскому мораторию на ядерные взрывы".

Вот и Ужгород. Последний город украинской трассы. За девять дней пути небо, казалось, вылило на нас месячный запас дождя. В памяти - ветер, холод, скрежет песка на зубах.

Но именно непогода научила нас ценить простые вещи - все то, к чему мы привыкли, что легко достается нам в повседневном быту и на что мы порой уже не обращаем внимания: крыша над головой, тепло огня и кружка горячего чая.

Поднимается полосатый пограничный шлагбаум, и мы въезжаем на территорию братской страны. Здесь к нам присоединяются еще 30 велосипедистов. Эти юноши и девушки из разных концов Чехословакии проедут почти полтысячи километров, разделяя с нами все трудности и радости.

Первая остановка. Городок Михайловце. И опять мы едем по живому коридору улыбающихся людей. И опять цветы устилают наш путь. А на самом крупном предприятии города дали раскатистый гудок в нашу честь.

Поддержку сторонников мира мы ощущаем повсюду. Часто встречаются деревья, к веткам которых привязаны разноцветные яркие ленточки. Они, развеваясь на ветру, тоже приветствуют нас. Часто видишь на до-роге старательно выведенное большими белыми буквами слово "мир" на трех языках - русском, английском и чешском.

Мы едем по важной магистрали, которая связывает крупные города - Готвальдов, Брно, Ииглаву, Прагу. Чтобы не создавать заторы на шоссе, через каждые 30-40 километров освобождаем путь и пропускаем скопившиеся за нами машины.

Почти целый день проводим на дороге. Перед глазами мелькает огромное количество дорожных знаков, указателей, надписей. Порой знаки для шоферов уже воспринимаешь как предупреждение велосипедистам. Увидев знак ограничения скорости - 60 километров, невольно задаешь себе вопрос: не слишком ли быстро я еду и не нарушаю ли дорожные правила?

Что такое Чехословакия глазами велосипедиста? После первых дней пути по этой стране показалось, что это одна сплошная гора, постоянные тягуны. На этапе Прешов - Липтовски - Микулаш, к примеру, мы карабкались по 15-километровому тягуну на почти круглую гору - из тех, что гонщики-шоссейники называют "колобок". И когда однажды нам выдался небольшой этап ровной дороги, американка Эллисон Сини сказала: "Сегодня нам достался кусочек сладкого пирога".

Утешало то, что с каждой горы есть спуск. И чем выше гора, тем приятнее спускаться. Стараешься смотреть не вперед, а под ноги. Не видя крутизны, преодолеть ее легче. И наконец, гора - это своего рода цель. Необходимо достичь ее.

Спуск требует огромного напряжения. По дороге- серпантину мчишься, постоянно держа руки на тормозах. Как-то на одном из виражей услышала позади себя скрежет велосипедных колес о бордюр. Кто-то не вписался в поворот, не удержал машину... И почти вмиг все мы нажали на тормоза, чтобы помочь спутнику, другу. К счастью, ничего опасного.

А дорога ведет все вперед и вперед. Жара. Странно мы устроены: в жару нам желанным кажется холод. В холод скучаем по зною, по палящему солнцу.

Жара для нашего интернационального экипажа стала поводом изучения новых слов. Интересуемся, как звучит на трех языках - русском, английском и чешском - слово "жажда".

Жара опасна. Она усыпляет бдительность, притупляет реакцию. Ты раскисаешь и теряешь контроль над собой.

Однажды в такую жару, когда пот застилал глаза и дорога уплывала из-под ног, мы взбирались на очередной подъем. Уставшие, шли медленно и такой плотной группой, что не заметили, ка" исчез небольшой интервал между нами. И вот "завал": в "компании" с Вильямом Девлеткельдеевым, Михаилом Накоряковым шлифую асфальт коленками и локтями.

Об этом падении нам будут напоминать наши шрамы.

По чехословацкой земле уже пройдено без малого 400 километров. Половина пути. Дорога, петляя среди холмов и повторяя изгибы реки Вах, приводит в окружной словацкий центр Поважска-Быстрину. Здесь, отдыхая, мы проводим целый день.

Праздник открытия доброй воли
Праздник открытия доброй воли

Но отдыхаем только от велосипедов. В борьбе за мир выходных нет. У нас важная миссия, и мы не имеем права терять даже день. Ходим на заводы, фабрики и в колхозы. Знакомимся с людьми, рассказываем о своей стране, узнаем новое, говорим о мире, дружбе и счастье.

А ближе к вечеру, когда день отдыха клонился к закату, мы побывали в небольшой горной деревушке, где возложили цветы к памятнику ее жителям, погибшим во время Словацкого национального восстания. Гостеприимные хозяева пригласили нас после этого на ужин, за стол под открытым небом, у костра.

И вдруг разразилась страшная гроза... Спрятаться негде. И тогда участники этого вечера - гости, местные, знакомые и впервые увидевшие друг друга - сбились в тесные разноязыкие группы. И как бы согревали друг друга. Символичным это показалось: сплотиться всем - и любые стихии не страшны.

Города, словно бусинки, нанизаны на ленту дороги. Некоторые из них похожи как две капли воды. Кромериж и Висков. Проехав один город и въехав в другой, мы увидели то, от чего вроде бы только что уехали: тот же изгиб дороги, те же мостовые, тот же дом на углу узкой улочки и ту же ратушу на уютной площади.

От частой смены гостиниц все в голове перепуталось. Сегодня мы ищем тот отель, в котором жили вчера. Или пытаемся открыть номер, в котором ночевали накануне, в другой гостинице.

Чем дальше едем, тем сильнее усталость и заметнее любая, даже самая незначительная горка. Иногда мечтаешь о какой-нибудь поломке в велосипеде - за время его починки хоть немного отдохнешь.

Подъемы разбивают плотную цепочку велосипедистов и разбрасывают нас по горе. Горы для нас - это проверка на физическую выносливость. И на дружбу. Те, кто сильнее, не уходят вперед, а ждут отстающих, подталкивают их, выполняя двойную работу.

Велосипедисты из СССР и ЧССР хорошо потренировались на украинских тягунах. Американцам и канадцам без этой подготовки тяжелей справляться с чехословацким маршрутом. Им часто помогают. Капитан американской команды Кристофер Сини однажды заметил, что это символично. Социалистические страны подталкивают Америку к действиям во имя мира.

Когда мы финишировали в чехословацкой столице, мэр Праги Франтишек Штафа, поставив от имени пражан свою подпись, сказал: "Жалко, что вы так мало побыли у нас. Прежде чем вы покинете нашу страну, хочу заверить вас, что жители Праги, как и все граждане социалистических государств, намерены настойчиво бороться за мир и безопасность на Земле. Мы не упустим ни одной возможности, чтобы сделать реальностью чаяния нашего и других народов о мире, спокойной жизни в духе добрососедства и дружбы".

В Праге завершился европейский этап велопробега Мира. 11 июля мы вылетели на Североамериканский континент.

Десять часов в воздухе. Мы, кажется, впервые имеем возможность спокойно и обстоятельно поговорить друг с другом.

Наш велопробег - это сложная по составу команда. Самому младшему - 18 лет, самому старшему - 67. Есть инженеры и журналисты, учитель и врач, фотограф и художник, адвокат и лесничий. Представляю хотя бы некоторых из них.

В день открытия Игр на трибунах Лужников собралось около ста тысяч зрителей
В день открытия Игр на трибунах Лужников собралось около ста тысяч зрителей

Капитан советских велосипедистов - Юрий Филимонов. Самый старший в нашей команде. Ему 63 года. Ветеран войны, врач из Астрахани, мастер спорта, удостоенный этого звания за организацию и проведение многих дальних велопробегов. В них он участвует почти каждый год. В 1978-м вместе со студентами астраханского мединститута проехал от Астрахани до Москвы. Самый дальний его велопробег, он рассказывает, шесть тысяч километров.

- Я врач и понимаю, что в наш механизированный век спорт - это лучшее средство от всех болезней. Для себя я выбрал велосипед. И теперь не провожу без него ни дня. Езжу на нем на работу, в магазин и просто ради удовольствия.

На счету 67-летнего лесничего из Юджина Роулэнда Орума также немало многодневных велотуров. По Европе, Канаде и Мексике. С запада на восток пересек США.

На мой вопрос об участии в велопробеге Мира-86 Роулэнд Орум отвечает:

- Хочу внести свой вклад в дело борьбы за мир. Считаю велопробег ступенью лестницы, ведущей к разоружению.

Сейчас СССР и США говорят на разных языках. В прямом и переносном смысле. На одной чаше весов - мирные советские инициативы, на другой - американская программа СОИ. Мы надеемся на то, что перевесит первая чаша. Надеемся на сближение между нашими странами. Велопробег Мира - шаг к этому сближению.

Разговариваю еще с одним участником веломарша.

Вацлав Витовец из чехословацкого города Плзень:

- По профессии я энергетик, причем энергетик- атомщик. Поэтому хорошо понимаю значение ядерной угрозы. Сейчас человечество стоит на распутье. У него есть два пути. Наращивать ядерные вооружения или уничтожить их. Первый путь приведет к гибели всей Земли. Второй означает жизнь... Некоторые отказываются от борьбы за мир, так как считают, что их голос очень слаб и не может повлиять на исход больших событий. Но только объединив усилия всех сторонников мира, только сложив отдельные, маленькие и слабые голоса в один монолитный, большой и сильный, можно добиться успеха.

Патриция Тримэн, капитан канадской группы участников, студентка:

- Велопробег Мира дал мне возможность собственными глазами увидеть социалистическую страну и убедиться в желании советского и чехословацкого народов жить в мире и дружбе с нами. Советские и чехословацкие друзья, которых я обрела в ходе велопробега, расскажут о своих народах, о своей борьбе против угрозы ядерной катастрофы моим соотечественникам и американцахм за океаном. Я обещаю помочь в этом. Я скажу: это правда, я видела это сама.

Время полета истекло. За разговорами мы не заметили, как пересекли океан. Пристегиваем привязные ремни и готовимся к посадке.

Монреаль. Первое английское слово, бросившееся в глаза, когда прошли контроль канадской таможни и вышли из зала аэропорта,- "смайл" (улыбка)., Оно было написано на автобусе, который встречал велопробег.

С запомнившихся нам улыбок артистов киевского цирка мы начинали свой путь по Европе. С улыбки начнем путь по Америке. Запеваем бодрую песню на английском языке, которую мы разучили еще в самолете.

В Монреаль прилетели уже на закате дня. Чем запомнился большой шумный город? Вечерними огнями центральных улиц - Шербрука и Сан-Катрин. Мрачными, темными кварталами старого города. Маленькими бистро и магазинчиками, открытыми до поздней ночи. Яркими шоу в полутемных ресторанчиках. Запомнились бродячие танцоры и певцы на площадях. Бедный трубач на углу авеню Принц Альберт. Калека с гармошкой, которому прохожие кидали монетки на хлеб.

В день открытия Игр на трибунах Лужников собралось около ста тысяч зрителей
В день открытия Игр на трибунах Лужников собралось около ста тысяч зрителей

А наутро снова дорога и встречи в пути. Премьер- министр Канады Б. Малруни заявил: "Я приветствую дух международного сотрудничества, а также организации, которые проводят это мероприятие в провозглашенный ООН Международный год мира. От имени правительства и народа Канады я одобряю ваши усилия".

Дороги Канады такие ровные, что иногда думается: Земля плоская. После европейской гористой трассы здесь ехать легко и... скучно. Хоть книжку читай.

Дороги новые, а вот дождь, видимо, старый. Он достался нам как бы в наследство. И мы опять мокнем до нитки.

Граница США от Монреаля недалеко. Так что в Канаде мы пробыли недолго. А вот по Америке путешествовали больше двух недель. Проехали пять штатов. Тринадцать городов.

Был у нас на пути такой город Брэдфорд, штат Вермонт. Все его 20 тысяч жителей вышли на главную улицу, приветствуя велопробег Мира. "Пусть наш городок совсем небольшой,- говорил священник Хэнк Кэмп- белл, президент местного оргкомитета по встрече вело- марафона Мира,- мы тоже хотим присоединить свои голоса к тем десяти с лишним миллионам людей, которые в Советском Союзе, Чехословакии, Канаде и США подписали воззвание участников велопробега Мира. Нам нужен мир. В велопробеге Мира-86 мы видим действенный способ сохранить мир и солнечное небо над нами".

Во многих американских городах встречают нас песнями на русском языке. И далекие подмосковные вечера, кажется, становятся ближе.

Велопробег пропагандирует идеи мира. Агитирует к активной борьбе за него. Нас слушают, о нас читают в газетах, говорят на улицах. Мэр Бостона объявил тот день, когда мы находились в этом городе, Днем велопробега Мира. А в своей прокламации заверял нас, что все бостонцы присоединяются к нему, признавая важность нашей миссии.

Нас ждали, и газеты городов, через которые проходил наш маршрут, писали: "Посланцы мира остановятся у нас".

Еще задолго до того, как самолет перебросил нас через Атлантику, в "Уэспорт ньюс", "Нью-Йорк тайме", "Дейли Пенсильвания", "Глостер тайме", "Манчестер юнион лидер", "Ситизен" появились статьи, рассказывающие о нашем пути по Европе и организации пробега на канадско-американском участке трассы.

"Нью Хейвен реджистер" писала: "Велопробег Мира - это пример участия рядовых граждан в дипломатии. Пример того, как граждане Востока и Запада сами решили предпринять усилия к сближению между собой".

В день открытия Игр на трибунах Лужников собралось около ста тысяч зрителей
В день открытия Игр на трибунах Лужников собралось около ста тысяч зрителей

Но не все было гладко, и не всем мы нравились.

На встрече со студентами и преподавателями школы русского языка в Нортфилде, штат Вермонт, мы столкнулись с откровенной злобой и неприязнью. "До каких пор СССР будет вооружаться? Когда русские покинут Афганистан?" - набросился на нас с вопросами один из учителей. И, не дожидаясь ответов, выкрикнул: "Прочь из Америки!"

Но группа антисоветчиков с этим человеком во главе не была поддержана большинством присутствующих здесь американцев. Это было видно и по тому, как они держались, и по тому что говорили нам на прощанье: "Есть люди, которые ненавидят Советский Союз, но это еще не вся Америка. Конфликтуя и ненавидя друг друга, мы лишь приближаем смертельный конец".

Я листаю блокнотные записи. Странички из Брэдфорда, Плимута, Провиденса, Норвича, Нью-Хейвена, Платтсбурга, Нашуа... Я вижу толпы людей на городских митингах, ко мне снова доносятся усиленные микрофонами голоса моих друзей, говорящих на этих встречах о мире, звон оркестров на площадях. Я слышу гул далеких городов.

Время в пути летело незаметно. И вот уже позади остались шумная монреальская Сан-Катрин и тихие улочки одноэтажного Лаколя, озеро Шамплейн, красные мостовые Берлингтона и зеленые скверы Плимута.

Проехав столько километров на велосипеде, теперь понимаю людей, отважившихся на кругосветные путешествия. Расстояния уже не страшат. Я знаю - человек многое может.

Вспоминаю, что в основной велокараван постоянно вливались группы сопровождения. Вот едет рядом со мной молодая женщина в ярко-розовом платье, развевающемся на ветру. Едет на тандеме папа с двумя детьми. Отец на первом сиденье, девочка, упирающаяся ногами в раму, на второй, а мальчик - совсем малыш - привязан к креслу, укрепленному на месте багажника. Едет мальчик лет десяти, и его детский велосипед, шины у которого втрое толще гоночных, петляет из стороны в сторону - ведь приходится догонять взрослых.

Как и основная команда веломарафонцев, группа сопровождения по своему составу интернациональна. Тори Ниерланд прилетел в Америку из Норвегии. Он - студент исторического факультета университета в Осло. "Официально в велопробеге Мира представлено четыре страны - СССР, Чехословакия, Канада и США. Но проблемы мира и войны касаются людей всей планеты. И поэтому я здесь",- заявил Тори.

В Монреале к нам присоединился Майкл Бонде из Мексики. "Я собираю пожертвования пострадавшим от землетрясения жителям Мехико. 40 тысяч семей ночуют на улицах города. Им надо построить больницу и несколько приютов. Я с велопробегом заодно, потому что знаю: вое эти здания и больницы не нужны, если возникнет пожар новой войны".

Сменяют друг друга японец Тим Хок, канадцы Фрэнк Кларк, Кеннет Вуд, Клара Котте, американцы Пол Рубино, Дэвид Эмерсон и другие. А на этапе от пограничного американского городка Роисос-Поинт к нам присоединился его мэр, филиппинец по происхождению, Эд Португал и доехал с нами до Платтсбурга. "Я еду с вами потому, что верю - мир победит,- говорил нам Португал.- Еду с вами потому, что уверен: личный пример, конкретные действия всегда оказывают большее воздействие на общественность, нежели слова с трибуны".

Человек в ответе за свою землю. Это понимает 14-летний Ден Херрин из небольшого городка Вилтон, штат Коннектикут. Ден едет с нами несколько дней. Даже на крутых горках он не отстает от взрослых велосипедистов. Он и мыслит как взрослый: "Велопробег Мира научил меня верить в будущее. Я встретил много интересных людей из разных стран. Я говорил с ними. И понял, что добра в мире больше, чем зла. Так, значит, оно победит. Я люблю спорт и рад, что именно благодаря ежедневным тренировкам могу крутить педали и ехать вместе со всеми в Нью-Йорк".

Мы впитываем мнения людей, их впечатления, рассказы и мечты. И то, что накопили в пути, везем с собою, как багаж, до Нью-Йорка в Организацию Объединенных Наций.

Интересно, что в Монреале мы пересекли реку Святого Лаврентия по мосту де ля Конкорд. Через семь дней нас встретил город Конкорд. В Нашуа мы проехали по улице Конкорд. Я думаю, что всю нашу трассу от Киева до Нью-Йорка можно было бы назвать "дорогой конкорд". Ибо в переводе "конкорд" - это согласие. Согласие между людьми - вот что необходимо нам в жизни.

Пример такого согласия - наша интернациональная команда из 33 человек. Пример такого согласия - тысячи людей, которые встречали, сопровождали и провожали нас. Пример такого согласия - четыре одинаковых текста "Воззвания о мире", составленных на русском, чешском, английском и французском языках, которые мы привезли на Ист-Ривер в Организацию Объединенных Наций. Пример такого согласия - 12 миллионов подписей под этим воззванием.

Последние записи из дневника. У нас была длинная дорога. Но километры незаметно таяли.

А как боялась я в Киеве этой дороги! Шутка ли, 3 тысячи километров на велосипеде в то время, когда мы привыкли и несколько сот метров проезжать на автобусе, автомобиле или метро...

На финише мы обнялись. Посмотрели друг на друга. Уставшие, со ссадинами на руках и ногах, мы выглядели одинаково. Мы и чувствовали себя одинаково - как люди, которых объединяла общность цели.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательского поиска


Диски от INNOBI.RU


© Погорелова Ольга Владимировна, подборка материалов, оцифровка;
Злыгостев Алексей Сергеевич, оформление, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://sport-history.ru/ "Sport-History.ru: История спорта и физическая культура"