Новости    Библиотека    Забавные истории    Энциклопедия    Карта проектов    Ссылки    О сайте



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава о мечте знающего человека

Я знаю этого человека почти двадцать лет, и все же по сей день поражает меня кипучесть его энергии и неиссякаемость идей, которые он реализует сам и которыми щедро одаривает единомышленников. Хусаин Аглюльевич Фаткул-лин - личность в нашем физкультурном движении весьма заметная. В 60-х годах, возглавляя горисполком Салавата, фаткуллин был одним из инициаторов всесоюзного похода-конкурса городов здоровья и спорта. В 70-е годы, работая секретарем Башкирского облсовпрофа, Фаткуллин взялся за организацию системы государственного планирования физкультуры и спорта в автономной республике... И все это время он постоянно выступал в центральных газетах и журналах, ратуя за совершенствование нашей системы физического воспитания, за резкий подъем физкультурного движения.

Формально не на всех этапах своего жизненного пути Хусаин Аглюльевич мог стать героем этой книги, посвященной профессиональным организаторам физической культуры. Да, он был в свое время тренером по тяжелой атлетике, работал председателем Башкирского республиканского спорткомитета, а сейчас, когда я взялся о нем рассказывать, возглавляет кафедру физвоспитания Уфимского авиационного института. Но описать я хочу как раз тот период, когда Фаткуллин не физкультурным был работником - мэром Салавата, а потом секретарем Башкирского облсовпрофа.

Все, кто знает Фаткуллина, поражаются нестандартности его мышления, парадоксальности сопоставлений, неожиданности выводов. Эта непредсказуемость мысли видится мне продуктом широкой и разносторонней образованности, умноженной богатейшим и опять же весьма разнообразным опытом практической работы. Строго говоря, закончил Хусаин Аглюльевич только один вуз - физкультурный. Но за плечами у него четыре курса авиационного института, экономическая, политическая учеба.

И оставлял он вузы отнюдь не потому, что метался в поисках призвания, и тем более не из-за "хвостов" - учился Фаткуллин всегда только на "отлично". Он оставлял студенческую скамью для того, чтобы возглавить самый трудный, самый нужный участок строительства нашей жизни.

Да, диплом у него один, но острое понимание законов развития общества, глубокое знание многих отраслей народного хозяйства давало основание руководителям Башкирской АССР поручать Фаткуллину то партийную, то советскую, то профсоюзную, то физкультурную работу.

Не превращая глазу в жизнеописание, я расскажу лишь об одной фаткуллинской "акции", в ней, на мой взгляд, он проявил свои лучшие качества...

...Широкие и прямые улицы Салавата веером разбегаются по всхолмленной степи. Пространства между зданиями - не пустырь, слегка загримированный под двор, как это бывает во многих районах типовой застройки. Двор жилого дома в Салавате представляет собой нечто среднее между детским парком и маленьким стадионом. В одном его конце - беседки, качалки, грибки. В другом - по-жирафьи согнули шеи фермы, несущие баскетбольные щиты, между двумя голубыми стойками желтеет яма для прыжков в высоту, ветер колышет волейбольную сетку...

Обойдя этот чудный дворик, мы с Фаткуллиным присели на низкую скамеечку.

- К физкультуре на поклон нельзя ходить за тридевять земель,- сказал Хусаин Аглюльевич.- Там, где человек живет, ему и нужно прежде всего создать условия для занятий. Особенно маленькому человеку, ребенку.

Я уже знал и видел своими глазами, что во многих жилых кварталах Салавата сооружены классные спортплощадки. Бывал здесь и зимой, когда в микрорайонах заливалось несколько десятков больших катков и масса ледовых "пятачков". Однако поддакивать Фаткуллину не стал - просто слушал. Он не говорун, Хусаин Аглюльевич, не записной оратор - мысли свои излагает концентрированно, емко, не разглагольствуя. Легкий татарский акцент придает речи Фаткуллина своеобразие и выразительность, ценимые любой аудиторией.

- Стадионы эти под окнами будем и дальше строить. И улучшать будем: огораживать, освещать. И людей найдем, которые тут будут командовать парадом,- домоуправления выделят, а еще общественников поднимем. Работы много, но ясно, куда идти и как идти. И потому другое меня уже занимает... Слушай, давай-ка прогуляемся, а?

Очень он любил гулять по Салавату. Может, еще и потому, что удавалось это мэру крайне редко. Но прогулки с Фаткуллиным отнюдь не легкий променад: при среднем росте у Хусаина Аглюльевича шаг великански широк, а недурная физическая подготовленность позволяла ему запросто отмахать в приличном темпе несколько километров. В молодости Фаткуллин был хорошим штангистом, но мускулы его, хоть и не получали прежней нагрузки, к сорока годам не потеряли упругости. А ведь только утреннюю зарядку делает человек-интенсивную, правда.

Изо всех сил я старался не отстать и не потерять нить фаткуллинских рассуждений. А он переключал то и дело мое внимание на приметы бурного роста города. Он помнил, что в прошлый мой приезд на этом вот торце пятиэтажки еще не было и в помине художественного панно; что Театральная площадь напоминала тогда свалку строймусора; что подведены уже под крышу дома, которые я видел только на макете...

Идея же Фаткуллина сводилась к тому, что приспело время поставить физкультурное планирование на государственные рельсы.

Тогда, на исходе 1966 года, об этом можно было только мечтать. Ведь обходилось физкультурное движение лишь теми зачатками планирования, которые существовали внутри самих физкультурных организаций. "Выход на Госплан" имели только подготовка специалистов и производство спортинвентаря.

Тому были объективные причины. Физкультурой и спортом в стране "командовало" общественное подразделение - Союз спортивных обществ и организаций. На местах, да и в руководящих инстанциях Союза квалифицированных экономистов и плановиков не было, в государственную отчетность "физкультурная цифирь" не попадала - вот и упражнялись с нею люди кто во что горазд.

Фаткуллин рассуждал о том, как крайне необходимо знать точную численность армии физкультурников. Ведь без этого нельзя определить, сколько нам нужно иметь профессиональных и общественных тренеров и инструкторов; сколько необходимо строить спортивных сооружений, простейших и капитальных; сколько, наконец, ассигновать средств на физкультурные нужды.

По тем же самым причинам, как воздух, нужно было физкультурному движению перспективное планирование, которое смогло бы учесть важнейший из всех показателей - рост числа физкультурников. Предвидеть, сколько их будет завтра и послезавтра,- значит не ошибиться в подготовке кадров, в строительстве спортсооружений, в производстве спортивного инвентаря. То есть в конечном итоге не ошибиться в создании оптимальных условий для внедрения физической культуры в повседневную жизнь народа.

Физическая культура и спорт - явление социальное. Их влияние на социальный прогресс, говорил Фаткуллин, должно быть управляемо и в перспективном плане. Это, в свою очередь, возможно только в том случае, если физкультура и спорт станут органическим элементом всего социального планирования.

Да и стоит ли вообще ломиться в открытую дверь, доказывая необходимость планирования развития физкультуры и спорта в нашей стране, где все развитие народного хозяйства осуществляется на основе строгого государственного плана! Другое дело, как к нему переходить, как добиться того, чтобы текущее и перспективное планирование стало нормой, законом для малых и больших физкультурных организаций, для всего физкультурного движения в целом.

Трудностей здесь существовало немало. Во-первых, в физкультурных организациях, можно сказать, не было людей, имеющих специальную подготовку плановиков и экономистов. Во-вторых, до сих пор неясно, кого же надо называть физкультурником, на этот счет имеется ряд противоречивых мнений. В-третьих, финансирование физкультуры и спорта шло по разным каналам - по госбюджету, по линии профсоюзов, ведомств и т. д., что осложняло и планирование. В-четвертых, физкультурные показатели не входили в государственную отчетность предприятий и организаций...

И вообще это не так просто - ввести планирование там, где издавна без него обходились. Ведь два этих понятия - "спорт" и "планирование" - до сих пор соприкасались только тогда, когда речь шла о подготовке спортсменов высокого класса. Ибо в общих чертах известно, сколько времени уходит на подготовку, скажем, перворазрядника или мастера спорта в типовых условиях. Но как вычислить, сколько физкультурников будет в N-ской области через пару лет? Как сделать этот план мобилизующим, с одной стороны, и реальным - с другой?

Излагаю я тот давний наш разговор, вернее, длинный фаткуллинский монолог о планировании, конечно, не дословно. Не до блокнота мне было, когда пытался я угнаться за стремительно шагающим собеседником, когда пытался уследить за логическими его умозаключениями. Поздним вечером, придя в гостиницу, я зафиксировал на бумаге основные доводы, которые были приведены Фаткуллиным...

А закончился его монолог у входа в горисполком. Уже стемнело, и я, едва переводя дух от пешей этой гонки, попытался ретироватьсч. Но не тут-то было - Фаткуллин повлек меня за собой в свой кабинет.

Милиционер, стоявший у входа, молча откозырял и, похоже, нисколько не удивился возвращению председателя горисполкома на службу в столь поздний час. Рабочий день Фаткуллина всегда длился более 12 часов.

Усадив меня за длинный стол заседаний, Хусаин Аглюльевич выложил гору документов. Я понял, что это были материалы к предстоящей сессии городского Совета, ход которой и должен был я осветить во время этой командировки в Салават.

По прежним своим визитам сюда я уже знал, что в тысячном этом городе управление всем развитием культуры и спорта осуществлял на практике не город-й совет Союза спортобществ и организаций, как в других одах страны, а общественный комитет физкультуры и здоровья во главе с Фаткуллиным. В этот комитет входили партийные, советские, профсоюзные работники, специалисты физического воспитания, педагоги. И общественным этот комитет лишь в том смысле, что члены его не обучали за свою деятельность зарплату. Но его указания и решения были не пожеланиями, не советами - распоряжениями, которые подлежали неукоснительному выполнению, и не де-юре, то уж де-факто комитет физкультуры и здоровья был вершителем спортивных судеб Салавата! лечу, что до создания спорткомитетов в стране оставалось два года...)

Листая документы, я убеждался в том, что физкультурное нирование в Салавате было уделом не любителей, а профессионалов. Комитет физкультуры и здоровья привлек анализу и разработкам горплан и городское статистическое давление. Чтобы с достаточной точностью подсчитать грядущую армию физкультурников, салаватский горплан с помощью специальной методики определили для начала возрастной состав населения города в перспективе, то есть численность и удельный вес различных возрастных групп на ближайшие четыре года.

Затем был составлен баланс трудовых ресурсов - тема показателей, характеризующих наличие и распределение в разных отраслях народного хозяйства людей неспособного возраста.

Но сколько людей в этих структурных группах может и должно быть привлечено к активным занятиям физической культурой? Тут уже горплану пришли на помощь специалисты физического воспитания. Пришлось проанализировать, в течение ряда предыдущих лет росли ряды физкультурников в Российской Федерации и многих ее городах, в Башкиирии, в соседних городах Стерлитамаке и Ишимбае, в самом, наконец, Салавате.

Так был определен средний процент роста физкультурников по годам.

"Приложив" его к структурному балансу населения, салаватцы и получили данные о том, сколько людей в разных отраслях народного хозяйства и в городе в целом может быть в ближайшем будущем завербованы в физкультурную армию. Пришлось, конечно, иметь в виду также сложившиеся традиции, наличие материальной базы, физкультурных кадров и т. п. Одновременно были определены и качественные стороны плана - число спортсменов-разрядников, значкистов ГТО, общественных инструкторов и судей, которые будут подготовлены в ближайшие четыре года.

Разумеется, полученные цифры назывались контрольными, и нечего было ждать выполнения физкультурного плана с буквальной точностью. Однако план этот давал верный азимут, разрабатывался на серьезной основе и - что очень и очень важно!- был составной частью комплексного плана народнохозяйственного и социального развития города.

Теперь можно было отнюдь не "на глазок" программировать в городе строительство спортивных сооружений, потребность в кадрах и спортинвентаре. А предприятия Салавата могли заранее прикинуть по годам, сколько средств им придется вкладывать в развитие физкультуры и спорта...

Когда я оторвался от документов и поднял голову, Фаткуллин как раз закончил очередной телефонный разговор. Он подошел ко мне, вытянул из горы бумаг проект решения сессии, взвесил его на руке:

- Послезавтра это все станет законом, понимаешь? Законом развития физкультуры в городе! Обязательным для всех! Для директора завода, для заведующего гороно, для каждой организации! И цифры не с потолка взяты - каждая обсчитана, обоснована, увязана с остальными!

...После той памятной X сессии городского Совета депутатов трудящихся я еще не раз бывал в Салавате. Писал о том, как реализуются планы развития физической культуры, как крепнет база салаватского спорта, как работают единственные в стране отделы физкультуры и здоровья на салаватских предприятиях.

И встречались мы с Фаткуллиным уже не только в его родном городе - он часто выступал на всесоюзных совещаниях, на семинарах спортивных ученых. В 1969 году я присутствовал во ВНИИФКе на защите Хусаином Аглюлье-вичем кандидатской диссертации. Темой ее было развитие физкультуры и спорта в современном социалистическом городе. Защита диссертации, что называется, прошла "на ура". А кандидат педагогических наук X. А. Фаткуллин с новыми силами стал внедрять в жизнь свои научные разработки...

Но к началу 70-х годов я все чаще стал думать о том, что тесны для Фаткуллина рамки стотысячного города. И калибр его идей, и недюжинная его энергия требовали, как мне казалось, иного масштаба. Сам Хусаин Аглюльевич от разговоров на эту тему уходил, подчеркивая, как много еще предстоит сделать в Салавате - от благоустройства до строительства спортобъектов.

Однако не только мне приходили в голову мысли об укрупнении масштаба деятельности Фаткуллина. Потому и стал он вскоре секретарем Башкирского областного совета профсоюзов, ответственным за развитие в республике культуры, спорта, физкультуры, туризма.

В первый же после этого мой приезд в Уфу Фаткуллин, заведя меня в свой кабинет, достал из сейфа серую тонкую книжечку:

- Узнаешь? Да-да, решения десятой Салаватской сессии. Догадываешься, чем сейчас озабочен? Правильно, организацией физкультурного планирования в масштабе всей Башкирии.

Привычным движением поправив очки, Фаткуллин взял лист бумаги, чтобы объяснить мне ситуацию. В стационарных, так сказать, условиях он не мыслит беседы без письменного фиксирования узловых ее моментов, без разбивки своих суждений на разделы "во-первых", "во-вторых"...

Стол Фаткуллина обычно пестрит листочками бумаги, исписанными его бисерным малоразборчивым почерком, но Хусаин Аглюльевич безошибочно ориентируется в этом мнимом беспорядке.

- Итак, выделим главные конструктивные особенности физкультурного планирования в Салавате. Во-первых, план охватывал все социально-экономические группы населения. Во-вторых, вели его специалисты-плановики рука об руку с физкультурными организациями. Вместе с планом развития физкультуры и спорта был разработан и утвержден план

строительства спортсооружений. И в-третьих, физкультурный план приобрел силу закона после утверждения его на сессии. Это был, в общем, опыт государственного планирования физкультуры и спорта!

Подчеркнув двумя жирными линиями последний тезис, Фаткуллин выжидательно посмотрел на меня, и я подал встречную реплику:

- Но нельзя же механически перенести салаватский опыт на всю автономную республику!

Удовлетворенно кивнув, Фаткуллин взял новый лист бумаги:

- Верно. И не только потому нельзя, что в Салавате сто с лишним тысяч жителей, а в Башкирии - около четырех миллионов. Население республики отличается от салаватского и по составу - пятьдесят два процента сельских жителей, и по возрасту, и по образованию. Да и вообще по всем социально-экономическим факторам индустриально-аграрная Башкирия куда разнообразнее компактного, молодого, промышленного Салавата. Значит, и физкультурное планирование в масштабе автономной республики должно стать более емким, гибким, разветвленным... А теперь я тебе дам один документ. Как прочтешь его, прогуляемся немного.

Обширная цитата из постановления Башкирского обкома партии выглядела так: "В целях улучшения физического воспитания населения, обеспечения планомерного перспективного развития физкультуры и спорта в Башкирской АССР обязать горкомы и райкомы КПСС, исполкомы городских и районных Советов депутатов трудящихся, Башоблсовпроф, обком ВЛКСМ, министерства и ведомства республики, комитет по физкультуре и спорту... разработать планы развития физкультуры и спорта на 1971-1975 годы. Утвердить республиканскую комиссию по составлению пятилетнего плана развития физкультуры и спорта... Поручить комиссии составление сводного плана развития физкультуры и спорта по республике и вынести его на бюро обкома с последующим обсуждением на сессии Верховного Совета БАССР..."

Как и прежде, угнаться за широко шагавшим Фаткулли-ным было нелегко. А ведь не так давно перенес он обширный инфаркт. Представить его прикованным к больничной койке я никак не мог. Другое вспоминалось... Как-то рано утром в Салавате зашел я к Фаткуллину домой и увидел его зарядку. Долгое манипулирование тяжеленными гантелями, упражнения с двухпудовкой, растягивание двух длинных упругих резиновых полос... Мускулистый торс мэра уже блестел от пота, а Фаткуллин все не останавливался. Потом объяснил мне: "Целый день же за столом провожу или в машине - вот и утоляю с утра двигательный голод".

Но одной зарядкой не компенсировать было дюжину ежедневных рабочих часов, постоянное нервное напряжение и, главное, постоянный груз ответственности. Вот и забастовало сердце в 42 года.

Как рассказывала мне жена Фаткуллина Аля, он только первое время после инфаркта берегся. А потом пошло-поехало по-прежнему. И здесь уже, в Уфе, режим установился четкий: встает с петухами, целый день в делах, а вечером - развлечения по-фаткуллински: объезд спортбаз, физкультурные разговоры, обсуждение новых идей. И так - каждый день!

Я попытался воззвать к его совести, к сознанию физкуультпрофессионала, но Фаткуллин только отмахнулся:

- Да я с четырнадцати лет в таком темпе вкалываю, с той поры, как деревенским мальчишкой за трактор сел. Ну, был первый звонок, был. Потому я курить бросил, на целые сутки, как раньше, рабочий день уже не растягиваю, гуляю при первой возможности... И хватит об этом. Послушай лучше, как наше планирование по Башкирии шагает... А ведь планы, как сказал мудрец,- это мечты знающих людей.

Неделю провел я тогда в Уфе. Днем я посещал организации, имеющие отношение к физкультурному планированию, вечерами с Фаткуллиным итожили впечатления, намечали выводы, спорили о перспективах. Чтобы совместить приятное с полезным, гуляли по заснеженным аллеям уфимских парков, по улицам башкирской столицы. Иногда к нам присоединялся Евгений Голощапов, друг и помощник Фаткуллина еще по Салавату, сейчас он целиком переключился на научную работу.

Ловлю сейчас себя на желании описывать наши с Фаткуллиным тогдашние разговоры, приводить его суждения и оценки. Уверен, что многим читателям это было бы небезынтересно... Останавливает известное соображение: человек - это прежде всего его дело. А тем более такой человек, как Фаткуллин, целиком, без остатка, преданный своему делу. Так что продолжу рассказ о том, как воплощались в Башкирии идеи,выдвинутые Фаткуллиным.

...Республиканскую комиссию по планированию возглавил секретарь Башкирского обкома партии Т. И. Ахунзянов, его заместителями были назначены заместитель председателя Совета Министров Башкирии Р. Г. Уметбаев и Х. А. Фаткуллин. В состав комиссии вошли председатель Госплана Башкирии, заместители министров, руководители ведомств, секретари Уфимского горкома партии и обкома комсомола, физкультурные работники.

Таким образом, у руля спортивного планирования в Башкирии были поставлены самые авторитетные, самые компетентные люди - партийные и советские работники, специалисты из министерств и ведомств республики. Не уделом одних физкультурных организаций - всеобщей заботой стало в Башкирии составление спортивной пятилетки!

После того как четко был очерчен круг лиц и организаций, кому поручалась разработка физкультурного плана, нужно еще было эти лица и организации научить планировать;

Ибо спортивные работники, хорошо ориентируясь во многих проблемах развития физкультуры и спорта, имели довольно смутные представления об основах планирования, учета, статистики. Ибо специалисты по планированию, по организации хозяйственного строительства, как правило, о закономерностях развития спорта знали понаслышке.

И республиканская комиссия по планированию - сирень Фаткуллин лично - начала борьбу за организацию учебы. Сначала был созван семинар физкультурных работников Башкирии. Члены комиссии, специалисты, ученые рассказывали им об основах и принципах планирования, о планах текущих и перспективных, о месте плана в деятельности предприятий и организаций и т. д.

Затем созвали семинар заместителей председателей городских и сельских исполкомов. Им говорили о роли и возможностях государственных организаций в планировании развития физкультуры и спорта, о закономерностях и путях этого развития, о специфике спортивного планирования и т. д.

Следующий этап - инструктаж на местах. Десятки специально подготовленных людей разъезжались по всем районам и городам республики; встречались с работниками районных и городских плановых комиссий, комитетов по физкультуре и спорту, с руководителями и экономистами крупных предприятий; отвечали на разные недоуменные вопросы, объясняли, как и что нужно в спорте планировать...

Такова была технология обучения спортивному планированию. Но на какой же основе это делалось? На основе утвержденных башкирским Комитетом по физкультуре и спорту и Госпланом БАССР методических указаний по разработке спортивной пятилетки республики. Откуда взялись эти указания? Их составила лаборатория социальных проблем физкультурного движения, созданная при кафедре философии и научного коммунизма Уфимского авиационного института имени Орджоникидзе. Научным руководителем лаборатории - на общественных началах - был назначен Х. А. Фаткуллин, заведующим - Е. А. Голощапов.

Готовя публикации о башкирском физкультурном планировании, я не мог не знать от разных людей, что главным выступающим на всех семинарах был Хусаин Аглюльевич. Он и спортивных работников азам планирования учил, и плановикам давал спортивные ориентиры, и зампредов исполнительных комитетов инструктировал. Но меня Фаткуллин не раз предупреждал, чтобы его фамилия из строчек не выпирала:

- Неровен час подумают люди, будто мною одним дело и держится. Не объяснять же каждый раз, что служить мне доводилось по абсолютно разным ведомствам. Не хочешь, а I будешь знать назубок и то, и это - и планирование, и физкультуру...

Конечно, не с конвейерной бесперебойностью двигалось v дело. Сплошь и рядом "конвейер" работал в обратную I сторону. Республиканская комиссия "заворачивала" планы некоторых районов по два-три раза. Сомнения вызывали некоторые базовые данные, залихватские темпы роста, чересчур оптимистические планы спортивного строительства... Или, наоборот, явно заниженные цифры, сверхосторожные планы, отнюдь не мобилизующие показатели. Из районов и городов в таких случаях забракованные планы возвращались на исходные рубежи, и снова корпели люди над планами, считали, думали, сверяли наметки с реальными возможностями...

Больше полугода этим челночным методом "гуляли" физкультурные планы снизу вверх и сверху вниз, пока не были приведены в полное соответствие с народнохозяйственными планами, пока контур спортивной пятилетки не был выверен по лекалу научно обоснованного расчета.

Свел меня Фаткуллин со своим единомышленником и давним добрым знакомым, председателем Госплана Башкирии Валерием Михайловичем Пастушенко. Вот что он мне поведал:

- Насколько я знаю, никто из моих коллег - госплановцев пока планированием спорта не занимался. Пока. Потому что, уверен, им это еще придется осваивать. Раз руководство физкультурным движением теперь стало государственным, раз страна кровно заинтересована в развитии физкультуры, без государственного планирования не обойтись. Помните, как было с охраной природы? Тоже ведь раньше никто это дело не планировал. А теперь есть в нашем Госплане отдел планирования водных и лесных ресурсов. Сейчас даже вот собираемся взять на учет воспроизводство фауны. Сказали бы мне раньше об этом - рассмеялся, да и только...

Я думаю, физкультурникам не надо только на Госплан рассчитывать и на другие планирующие органы - пора в спорткомитетах вводить должность плановика. Во всяком случае, у нас, в Башкирии, раз уж взялись мы за спортивную пятилетку. Между прочим, контроль за ее выполнением возложен на районные или городские плановые комиссии и на комитеты. А кто в комитетах будет вести этот контроль? Специалистов-то нет,- значит, надо, чтобы они появились.

Сказав "А", нужно произнести "Б". Переведя планирование спорта на государственные рельсы, нужно в спортивном хозяйстве наводить строгий порядок. Учет, отчетность, контроль - все должно быть четким, продуманным, единым снизу доверху, иначе планирование превратится в жонглирование цифрами. Нет, план - это закон всей нашей жизни, а закон есть закон...

Фаткуллин, конечно, давно уже умчался куда-то по бесконечным своим делам, и Валерий Михайлович, воспользовавшись этим, сказал:

- Не любит наш общий друг, когда комплименты ему расточают. Но ведь это же факт - без энергии, напора, знаний Хусаина физкультурное планирование в Башкирии стартовало бы гораздо позже. Не знаю, на сколько именно, но позже...

27 декабря 1970 года сессия Верховного Совета Башкирии приняла Закон "О государственном пятилетнем плане развития народного хозяйства Башкирской АССР на 1971-1975 годы", одним из разделов которого и стала спортивная пятилетка.

Так впервые в истории советского физкультурного движения планирование развития физкультуры и спорта стало составной частью государственного планирования в крупном регионе.

...В Уфу по делам службы наезжал я достаточно регулярно, но - по уговору с Фаткуллиным - несколько лет о физкультурном планировании ничего не писал. Мы решили подождать, пока настанет время подводить итоги башкирской спортивной пятилетки..

Это время приспело в 1975 году. Обложившись в кабинете Фаткуллина документами, я выписывал в блокнот цифры и прочие данные, тщательно изучал брошюрку: "Итоги выполнения государственного плана развития физической культуры и спорта в Башкирской АССР..." Насытившись фактами, я попытался вытянуть из Фаткуллина комментарий к ним. Против ожидания Хусаин Аглюльевич был немногословен и мне вдруг показалось, что тема эта ему прискучила.

Неужто может надоесть такому человеку, как Фаткуллин, главное его дело? Сомнений на этот счет я таить не стал. Фаткуллин же ответил мне так:

- Рельсы проложены, локомотив на ходу, семафор открыт... Пошло наше планирование, понимаешь? Можно и нужно его совершенствовать и улучшать, но основное-то уже позади - физкультурные планы стали частью всего народно-хозяйственного плана Башкирии. - Сделав паузу, он добавил: - Одной только Башкирии... Наша исключительность - вот что теперь меня гложет. У нас, значит, госплан парадом командует, то есть профессионалы, а в спортобществах России, в спорткомитетах планированием занимаются любители. Добавляют к достигнутому взятый Икс потолка" процент роста - вот и все научное обоснование. Обидно это, когда уже есть опыт планового ведения большого физкультурного хозяйства.

- Что же вы можете сделать? Кричать на всю страну: "Делайте, как мы"?

- А почему бы и нет? Ведь государственное планирование физкультуры придает ей основательность, силу, размах... Неужели нам одним суждено этим воспользоваться? Нет, нужно бить во все колокола, нужно агитировать за планирование, нужно учить на нашем примере других. И сложа руки сидеть не намерены... Вот, ознакомься.

И Фаткуллин положил передо мной несколько листков - материалы II Всесоюзной конференции по социологическим Проблемам физической культуры и спорта. В своих реко-мендациях ученые горячо одобрили "инициативу и практическую деятельность" башкирских граждан и организаций, внедривших физкультурное планирование.

- И это свою роль сыграет. И выступления наши на всесоюзных совещаниях сгодятся, пусть даже кое-кто нас за хвастунов примет. Но главное сейчас - ваше слово,

товарищ пресса. Мы костер зажгли, а вы раздуйте его в пожар... По косточкам разберите наш опыт, исследуйте его достоинства и недостатки. И пусть узнают о нем люди, пусть приезжают к нам. Примем как родных, дадим все материалы, раскроем все секреты...

- Вы что, репетируете свою речь перед журналистами?

Фаткуллин остро глянул на меня:

- А это идея! Может, действительно, устроить в Уфе пресс-конференцию? Сразу о планировании нашем вся страна узнает...

Поздней осенью 1981 года мы встретились с Фаткуллиным в Москве, в гостинице "Россия". Не виделись мы несколько месяцев, так что обмен новостями занял немало времени. Наконец, решено было взяться за дело: я обещал помочь Хусаину Аглюльевичу "оформить на бумаге" очередную его идею. Он достал из папки свои материалы, я вынул из портфеля свои. Конечно, у каждого из нас был экземпляр газеты с изложением сентябрьского постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР "О дальнейшем подъеме массовости физической культуры и спорта".

Смотрю: зачем-то сравнивает Фаткуллин экземпляры. А он молча кладет на стол газеты - свою и мою - и показывает: отчеркнули мы, не сговариваясь, один и тот же абзац:

"Госплану СССР по представлению Комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР поручено включать, начиная с 1982 года, в проекты государственных планов экономического и социального развития СССР основные показатели развития физической культуры и спорта. ЦСУ СССР учитывать итоги их выполнения в государственной статистической отчетности".

Фаткуллин подошел к окну гостиничного номера, глянул на Москву-реку сквозь залитое дождем стекло, сказал негромко:

- И еще я хотел бы своими глазами увидеть, как начнут работу отделы физкультуры и здоровья на заводах, в министерствах... Придет это время, придет! И тогда, не исключено, пригодится и салаватский опыт, обретения наши и потери. Как пригодился опыт нашего планирования... Ну ладно, вернемся к делу. Итак, кого же надо считать физкультурником?..

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательского поиска




© Погорелова Ольга Владимировна, подборка материалов, оцифровка;
Злыгостев Алексей Сергеевич, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://sport-history.ru/ "Sport-History.ru: История спорта и физическая культура"