Новости    Библиотека    Забавные истории    Энциклопедия    Карта проектов    Ссылки    О сайте



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Шахматы "Нон стоп" (Марк Водовозов, Всеволод Кукушкин)

Английское начало

В день, когда 19-летний Гарри Каспаров, победив в московском межзональном турнире, начал свое восхождение к шахматному Олимпу, он сказал:

- Шахматная партия - это модель кусочка человеческой жизни. Своеобразная миниатюра - со своей кульминацией, развязкой, философскими размышлениями. Ведь жизнь и за доской подчас выписывает самые неожиданные повороты. Это очень заманчиво - испробовать свои силы в разных ситуациях, может быть, что- то доказать самому себе. А уверовав в свои возможности, добиться успеха и в других областях познания. Шахматы, как и искусство, предполагают "гармонию бытия".

Через три года Каспаров стал чемпионом мира. А еще через семь месяцев, в конце июля, в Лондоне начался матч-реванш. Шахматные страсти перекочевали в лондонский "Парк лейн отель". Впрочем, запечатленная в классической литературе традиционная невозмутимость англичан заставляла сомневаться: а будут ли страсти? Тем более что предстоял матч не футбольный, а шахматный.

- О да,- успокоил нас международный гроссмейстер Джонатан Спилмэн.- В Лондоне настоящий шахматный бум. Все хотят посмотреть великолепный спектакль, в котором только главные действующие лица. Вечером будет партия - сами увидите.

Но вечером партия не игралась - тайм-аут взял Гарри Каспаров.

Тайм-аут, или Записи в дневнике

"20 июля. Карпов со своими помощниками прилетает в Лондон завтра. Поэтому сегодня, чтобы не терять время, решили сходить в гости к "Каспаровым", как здесь с первого же дня стали называть чемпиона мира и его секундантов. Встретились с ними неожиданно, на улице.

Каспаров, как обычно, шел стремительными шагами, а сзади, постепенно отставая, шли, о чем-то беседуя, секунданты Александр Никитин и Евгений Владимиров. Внешне Никитин и Владимиров, когда находятся рядом, производят довольно забавное впечатление, Владимиров высокий, в очках, с вьющимися волосами, этакий классический тип неунывающего студента-интеллектуала. Никитин - крепыш, спортивного склада, и когда чуть-чуть насупит брови, то похож скорее на тренера по боксу или другому атлетическому виду спорта.

Гарри тут же начал рассказывать о доме, в котором они поселились. Он принадлежал некой госпоже Палмер, вдове, унаследовавшей фирму по производству шампанских вин. Больше всего и Гарика, и его помощников поразило полное отсутствие в доме часов. Поэтому их утренняя прогулка носила "целевой" характер - найти магазин, где можно было бы купить какие-нибудь часы. Пошли вместе. И после некоторых поисков обнаружили небольшой магазинчик - "мелочовку" со всем не-обходимым. Приобрели часы настенные с большим круглым циферблатом и небольшой будильник с электронным звонком - негромким, но занудливо въедливым".

"22 июля Резиденция Каспарова располагалась по Онслоу гарденс, 69. Это было длинное сооружение, по архитектуре больше напоминающее конец прошлого века, чем нынешнего. У каждой секции дома - свой номер, свой хозяин. Но если на соседних подъездах висели номера 67 и 71, то на колонне у крыльца "Каспаровых" номер был замазан белой краской. Зачем Самыми горячими точками в резиденции были две кухни. Первая - обычная. Кроме всего прочего, там был и единственный телефон, возле которого в роли бессменного дежурного находилась мама Гарика - Клара Шагеновна Каспарова. При этом она еще успевала выполнять и обязанности главного повара всего "штаба". А это, как выяснилось, совсем непросто. Потому что "команда" Каспарова состоит из молодых, с прекрасным аппетитом людей, активно занимающихся спортом. В общем, как пелось в одной студенческой песне, ребята могут "сдвинуть горы, но только с чувством предварительно поев"...

Вторая кухня - творческая. Точнее все же - не кухня, а зал на втором этаже, где шла работа и самого чемпиона, и его секундантов. Внешне это выглядело так. Никитину выделили секретер, куда он ставил небольшую доску компактных шахмат, прихваченных с собой. Сама доска металлическая, лишь клетки раскрашены под дерево - в темно-коричневый и светло-бежевый цвета, а деревянные фигурки имеют внизу магнитные пластины. Когда Никитин увлекается, то слышно легкое постукивание металла о металл. Кроме того, Никитин привык работать под музыку и сидит обычно в наушниках, анализируя позицию и тут же делая записи. Кстати, свои разработки записывали и все остальные, ибо память памятью, а идеи, как известно, носятся в воздухе и, значит, могут улететь... Иосиф Дорфман и Евгений Владимиров предпочитали обсуждать позицию вдвоем, расположившись в дальнем углу комнаты. Геннадий Тимощенко корпел за отдельным столиком...

Пройдут года, и зашумят листвою деревья, посаженные на аллее Доброй воли
Пройдут года, и зашумят листвою деревья, посаженные на аллее Доброй воли

Удивительный это коллектив - команда шахматных тренеров. Люди, отличающиеся друг от друга взглядами, темпераментом, характерами, оказываются вместе в экстремальной ситуации, которая длится не день-два, а многие месяцы. И каждый день они должны встречаться, должны спорить, доказывая друг другу правоту своих решений".

"25 июля. Традиционная предматчевая пресс-конференция. Первым на сцену большого зала вышел... королевский глашатай. В одной руке он держал колокол, а в другой - фонарь с зажженной в нем свечой. Зычным голосом, каким, вероятно, пять веков назад его предшественники объявляли королевские вердикты, он на сей раз объявил о начале пресс-конференции двух выдающихся шахматистов современности. Англия - страна традиций, и никто не возражал против такого, несколько театрального представления. Кстати, согласно традициям ФИДЕ или, как говорят, неписаным правилам, участники матча предстали перед почти сотней репортеров поочередно - сначала чемпион мира, а затем экс-чемпион.

- Моя подготовка к матчу состояла в занятиях прежде всего шахматами. Кроме того, в нее входили бег, плавание, футбол. А здесь для поддержания формы играю в бадминтон,- рассказал Каспаров.- Перед этим матчем я сыграл два тренировочных матча, на мой взгляд, такая форма шахматной тренировки позволяет лучше почувствовать атмосферу единоборства...

- Мне надо было проанализировать прошлый матч и побыстрее его забыть,- признался Карпов.- Подготовка к этой встрече была такой же, как всегда. Ее составляющие общеизвестны - собственно занятия шахматами, физическая тренировка и психологическая подготовка. Были, конечно, и некоторые тонкости, но вдаваться в такие детали я бы не хотел.

- А что труднее - завоевать титул или удержать его?

- После того как стал чемпионом мира, бывает труднее собраться и защищать титул,- считает Карпов.- Но сейчас мы в одинаковой психологической ситуации.

Каспаров честно признался, что пока ответа на этот вопрос не знает. И сказал, что лишь после матча будет ясно для него, что легче - завоевать титул или удержать его.

Многих журналистов интересовали отношения обоих участников друг к другу.

- У нас нет антагонизма вне шахматной доски,- сказал Каспаров.- Разумеется, по некоторым вопросам наши взгляды расходятся. Но два человека, две личности не могут быть одинаковыми, и это естественно.

- В ходе игры, в матчах, за доской у нас постоянно происходят творческие споры,- признался Карпов.- Но если бы различий не было, то мир бы не увидел прекрасных шахматных партий.

После окончания пресс-конференции, когда журналисты покинули зал, оба участника вместе с организаторами и главным судьей состязания - Лотаром Шмидтом из ФРГ - еще раз проинспектировали и сцену, и помещение для отдыха, и кресла, в которых им предстояло провести немало часов, размышляя над проблемами шахматной борьбы, и сами фигуры, которые скоро пойдут в ход. И надо сказать, что замечаний было сделано немало - ведь в таких матчах, как за звание чемпиона мира, мелочей не бывает..."

Никому из журналистов узнать что-нибудь "из первых уст" или хотя бы услышать мнение тренеров Г. Каспарова и А. Карпова так и не удалось. И соперники, и их "штабы" хранили молчание. Шахматы, пожалуй, в этом смысле остаются самым консервативным видом спорта. Если после матчей футболистов или хоккеистов на самом высоком уровне в пресс-центр всегда зайдут тренеры команд, если после поединка легкоатлетов или пловцов герои стартов через считанные минуты охотно "сдаются в плен" журналистам, то в шахматах остается довольствоваться комментариями "нейтральных специалистов". Которые, впрочем, как и все остальные, могут только догадываться, почему выбран именно этот дебют или какие проблемы решал чемпион мира (равно как и экс-чемпион), делая тот или иной ход.

Конечно, для зрителей такой ореол таинственности вокруг матча придает дополнительный интерес к поединку. Заставляет внимательнее относиться к различным внешним атрибутам борьбы: кто раньше появился на сцене, как был одет, где предпочитал проводить минуты, пока обдумывал ход соперник,- в своей комнате отдыха или прямо на сцене, меряя ее шагами. Чтобы потом "в курилке" строить догадки: если прогуливается быстро, значит, "у него" лучше? А если не отрывается от стула, то, значит, "у него" хуже? Или просто неохота ходить взад-вперед? А как определить, что дело идет к ничьей?

К сожалению, на долю журналистов перепадает немногим больше. Удалось выяснить лишь, что Карпов входит в "Парк лейн отель", пользуясь входом с тихой улочки позади него, а Каспаров предпочитает совсем неприметную калитку, отстоящую метров на семь-десять, считая, что так путь на сцену короче. Отметили, что Каспаров выбрал себе для поездок на Пиккадилли бежевый "форд", а Карпов - белый "мерседес", потом из "достоверных источников" выяснили, что Карпов в свободный от игры день совершил прогулку по Темзе, а Каспаров отказался от нее, чтобы не нарушать продуманный режим. Каждый день, даже когда в матче был выходной, чемпион мира ровно в пять часов садился за доску, как бы напоминая своему организму, что именно в это время надо работать на полную мощность. Все это мы анализировали, сопоставляли, не оставляя при этом отчаянных попыток "выловить" хоть на минутку секундантов после окончания партии. С Валерой Саловым поговорим, решали мы коллегиально, он парень совсем молодой, неопытный, может, случайно и "проговорится". Но Салов, как и другие тренеры - С. Макарычев, И. Дорфман, Г. Тимощенко, невидимкой ускользал из темного игрового зала задолго до окончания очередного поединка.

Тайм-аут, или Записки из дневника

"Как проходит день шахматиста в период матча? В первые дни после начала состязания подъем обычно где-то в начале десятого утра. Затем так называемая раскачка. А дальше все идет обычным чередом. Однако чем дальше длится поединок, тем позже происходит пробуждение. Дело в том, что после каждой партии приходится довольно долго успокаиваться (Каспаров, например, долго гуляет на свежем воздухе). Отложенную позицию порой анализируют часов до трех ночи, а для полноценной продуктивной вечерней работы за доской нужно обязательно выспаться. В такой день шахматист и обедает примерно часов в 12. Так что обед одновременно является завтраком или наоборот.

С 12 до часу дня идет подготовка к предстоящей партии. Затем с часу до двух прогулка. С двух до трех пятнадцати - сон. После этого - бутерброды, чай, кофе. В районе четырех темп подготовки снижается. Нужно успокоиться, собраться. Шахматист становится замкнутым, он полностью "уходит" в предстоящую партию. И примерно в половине пятого - отъезд. Когда-то М. М. Ботвинник говорил, что любит идти на партию пешком, чтобы лучше настроиться на игру. Но времена меняются. Теперь шахматисты живут достаточно далеко от игровых залов и ездят на машинах, чтобы ненароком кто-либо из болельщиков, узнавших их на улице, не затеял разговор, не сбил с мысли.

"Известный в мире шахмат австрийский профессор математики Курт Юнгвирт, беседуя с нами, сказал, что сейчас уровень мастерства стал таким, что новинки появляются лишь на втором десятке ходов. Информационный бум, плюс компьютерная техника привели к тому, что сегодня партии более или менее сильных мастеров становятся известными на всех континентах. А компьютеры извлекают нужную информацию за считанные секунды.

Но все-таки и Каспаров, и Карпов привезли с собой не компьютеры, а секундантов-шахматистов высокого класса. Вероятно, парадоксальность мышления в поединках такого уровня куда важнее..."

"Каспарова очень обрадовало то, что позади дома, в котором он остановился, находится большой травяной газон и у него есть возможность играть в бадминтон. Вместе с секундантами он сразу разметил площадку с помощью бельевого шнура. Но она немного выходила за символические лимиты сектора ширины его подъезда и заходила на территорию соседей. Те с самого начала взирали несколько настороженно на действия новосела. Однако, когда Гарри приступил непосредственно к игре, строгая дама из дома № 71 пришла в ужас - она испугалась, что знаменитый газон не выдержит нагрузки, и потребовала снять разметку, пригрозив, что обратится не только к садовнику... Чемпиону мира пришлось для занятий общефизической подготовкой ездить в один из частных спортивных залов..."

"Интерес к девятой партии матча-реванша настолько велик, что около двух часов дня распродали все билеты на места в зале. За полчаса до начала встречи кончились входные билеты, которые дают право присутствовать в комментаторском зале. Тогда организаторы вынесли демонстрационную доску на лужайку, расположенную недалеко от "Парк лейн отеля". Ходы демонстратору передавали с помощью рации, которой обычно пользуются полицейские".

"Перед началом двенадцатой партии в залах "Парк лейн отеля" яблоку некуда было упасть. В демонстрационном зале любители, которые припоздали, расположились прямо на полу.

Телекомпания "Темза" сообщила, что полуночные передачи в дни партий смотрят около двух миллионов зрителей в столице Англии".

Гид предлагает вечерком пройтись по шахматным пабам. Что такое шахматный паб? Практически это обычная пивная, с чистыми аккуратными столиками, высокими табуретами у стойки, но одна обособленная комната в ней отдана шахматистам. В Лондоне нет таких, как у нас в стране, районных или городского шахматного клубов. И все турниры незначительного масштаба проходят в пабах. Встречу двух сборных команд из разных районов английской столицы мы и застали в "Тернер пабе". Игроки не спеша потягивали пиво, время от времени передвигая шахматы, а хозяин паба, сам заядлый шахматист, представлял шахматистов. Причем делал это весьма оригинально: он просто указывал рукой на склонившихся над доской шахматистов, называя их рейтинг. Меня это, честно говоря, удивило. Ведь у нас в стране, где шахматная школа намного сильнее, рейтинг имеют только сильнейшие гроссмейстеры и мастера, остальные - разряды. А тут все, даже играющие не ахти как,- уже с рейтингом.

Пройдут года, и зашумят листвою деревья, посаженные на аллее Доброй воли
Пройдут года, и зашумят листвою деревья, посаженные на аллее Доброй воли

- Так лучше можно понять, какова дистанция до классных мастеров,- пояснили нам. И тут же предложили: - Хотите сыграть вон с тем пареньком. У него рейтинг 1700...

Кое-какая информация из команд Каспарова и Карпова все-таки поступала к журналистам. Несколько ребят из нашей тургруппы по "своим каналам" пару раз побывали в резиденции Карпова, одного популярного актера пригласили к чемпиону мира.

Перед восьмой партией ребята рассказали, что эксчемпион мира в хорошем настроении и уверен в окончательном успехе, а популярный актер (под секретом на время лондонской половины матча) поведал о том, что Каспаров простудился, хандрит, пьет молоко с медом, и чем это все для него обернется в ближайший игровой день - неизвестно.

Восьмую партию с блеском выиграл Каспаров и тем самым, как выяснилось позже, обеспечил себе лидерство после первых двенадцати поединков...

Вечером после этой партии, возвращаясь в гостиницу, мы размышляли о непредсказуемости и драматизме шахматной борьбы, о поразительном зрительском успехе этого, как принято считать, внешне не выигрышного вида спорта.

- А знаете, все-таки есть одна деталь, которая мешает мне здесь составить полную картину поединка,- сказал популярный актер (очень просивший из скромности не называть его фамилию).- Это отсутствие демонстраторов, которые выходят на авансцену и своими трезубцами торжественно передвигают фигуры на большой демонстрационной доске. Понимаете, в этом было бы некое таинство, эти люди, молчаливо сидевшие на сцене, тем не менее несли бы в себе все напряжение поединка и как бы осуществляли связь между главными действующими лицами и нами, зрителями.

- Но электроника передает ходы оперативнее.

- Да,- согласился он.- Но она бесстрастна. Она не уронит от волнения фигуру, не покраснеет от напряжения, не будет всматриваться с почтительного расстояния в циферблаты шахматных часов и переставлять на табло видные всем фанерные стрелки... Нельзя, что бы на сцену вместо живых людей выходили более совершенные машины. Искусство от этого теряет. А шахматы такого уровня - это искусство...

Атака на короля

Потом, когда все уже было позади и чемпиону мира Гарри Каспарову оставалось лишь вырваться из круга журналистских микрофонов, он объяснил метаморфозу, происшедшую с ним на финише матча-реванша, так:

- Все очень просто. Когда счет сравнялся и Карпов взял тайм-аут, я сосчитал, что до конца матча осталось десять дней и выбор у меня невелик: либо собраться в течение этих дней и начать играть в свою силу, либо потом всю жизнь корить себя за то, что этого не сделал. Я понял, что проще собраться.

Он говорит быстро, немного сбивчиво, словно догоняя изящную идею, пришедшую в ответ на каверзную реплику журналиста. Глядя на улыбчивого, оживленного чемпиона мира, трудно даже предположить, что каких-нибудь полторы недели назад ситуация в поединке была для него критической...

"Сейчас, когда осталось сыграть пять партий, исход матча неясен: победить может и тот и другой. Нервы и характер будут не менее важны, нежели шахматное мастерство" ("Филадельфия инкуайрер").

"Сейчас (после 20 партий), при счете 10:10, стало очевидно, что возможен любой результат... Кто допускал, что у чемпиона мира, который две трети дистанции провел в таком впечатляющем стиле, можно выиграть серию из трех партий?.. Психологический перевес после 20-й партии на стороне Карпова. И все же одно дело - догонять соперника и другое - бороться при равном счете, когда возродились надежды на благополучный исход" ("Неделя").

"Когда Карпов победил в семнадцатой партии, это было неожиданностью. Когда, играя черными, он отбил атаку в восемнадцатой партии и опроверг доводы своего противника, считалось, что ему повезло. Но затем он разгромил чемпиона в девятнадцатой партии. Это расценивалось как сенсация - Каспаров никогда не проигрывал трех партий подряд. Следующие две партии после острого соперничества закончились ничьей, в результате чего матч достиг своего апогея... История шахмат еще не знала такого матча за звание чемпиона мира" ("Дейли телеграф").

Еще до матча специалисты предсказывали, что лондонская часть матча будет лишь прелюдией к основным событиям, которые наверняка произойдут в Ленинграде. И поэтому, когда опустела сцена "Парк лейн отеля", комментаторы с особым интересом пытались выяснить, с каким настроением оба шахматиста сядут за доску в гостинице "Ленинград". Оказалось, что и Карпов, и Каспаров вполне довольны проведенной "разведкой боем". Экс-чемпион в своем интервью высказался в том плане, что вполне - удовлетворен творческой стороной сыгранных партий и, хотя ему немного не повезло в спортивном отношении, он с оптимизмом смотрит в будущее. А в "штабе" чемпиона мира тоже считали, что над ними безоблачное небо. Как сказал один из тренеров Каспарова, международный гроссмейстер И. Дорфман, "во-первых, мы ведем очко в счете и Карпову надо выигрывать уже две партии. И, во-вторых, мы имели большое преимущество по дебюту. Может быть, это не было зримо воплощено, но мы знаем внутреннее содержание, то, что еще не пущено в ход, и какие есть резервы. Учитывая их, можно смело говорить о подавляющем перевесе". Так что домой летели все вместе и с хорошим настроением.

На перепутье оказались и журналисты - ведь впереди недельная пауза. Что делать? Решали по-разному. Кто-то поспешил к месту предстоящих соревнований, других ждали неотложные дела в редакциях, третьи поехали в Ригу, где начинался финальный матч претендентов А. Соколова и А. Юсупова, решив оттуда, с мыслью о будущем, наблюдать за продолжением нынешнего поединка за шахматную корону. Разделились и мы. Один из нас обосновался поближе к Каменному острову в Ленинграде, где жили оба участника, другой вернулся в Москву. Решили, как говорят телевизионщики, наблюдать с двух точек.

В Москве точка определилась сразу - конечно, у телевизора. И дело даже не в том, что в день, когда игралась очередная партия, телевидение гарантировало несколько пятиминутных включений. К слову, все они были схематичны и очень однообразны.

Ради этого не стоило просиживать вечера у экрана. После окончания передачи учебной программы столичные любители шахмат немедленно переключали свои приемники на этот канал. По нему "перегонялась" картинка из Ленинграда. И затем около двух часов, сидя в домашней тишине, можно было долго размышлять о событиях, происходящих в матче, а главное - обсуждать их вслух, что в зале строжайше запрещено.

Попристальнее приглядевшись к нюансам поведения чемпиона мира и его соперника и сопоставив их с возникающей на доске позицией, мы в компании с соседом-психологом поначалу довольно удачно прогнозировали исход борьбы.

Но вскоре наши успехи кончились. Да что мы! События за доской приняли такой оборот, что даже международные гроссмейстеры, выступавшие в роли телекомментаторов, не могли четко определить, кому и что сулит возникшее положение. И предпочитали обходиться весьма общими фразами.

- На это обратил внимание и чемпион мира,- позже рассказал возвратившийся из Ленинграда коллега.- После матча, назвав шестнадцатую партию очень сложной и нуждающейся в дополнительной оценке, Каспаров заметил, что некоторые комментаторы успели в тот же день оценить ее совершенно неправильно. "Мне кажется,- сказал он,- что такие партии нуждаются в более тщательном анализе и пороть чушь с экрана телевизора в общем-то не совсем корректно и по отношению к зрителям, и к самим участникам, которые видят гораздо больше".

Что ж, сказано хоть и резко, но по существу. Действительно, высочайший уровень развернувшейся шахматной дискуссии предполагал и соответствующий класс комментариев. Но на протяжении нескольких месяцев (срок для того, чтобы перестроиться, вполне достаточный) любители шахмат так и остались на голодном пайке.

Вот мнение И. Дорфмана:

- Комментарии, которые в дни матча появлялись по телевидению, радио, на страницах газет, вызвали серьезные нарекания у любителей шахмат. Они недовольны, и это вполне понятно, тем, что комментируют партии довольно известные гроссмейстеры, которые боятся сказать какие-то серьезные слова и отделываются общими фразами - "уникальная позиция", "определенные шансы", "известные возможности"... Для этого не надо быть шахматистом-профессионалом, тем более, что любители этой игры в нашей стране очень квалифицированны и ждут вполне конкретных оценок. Я, например, наблюдал, как в фойе перед доигрыванием 22-й партии зрители анализировали ход, который записал Каспаров, а в пресс-центре гроссмейстеры его не видели! И, конечно же, столь прилично разбирающиеся в шахматах люди недоумевают, когда им с экрана телевизора объявляют, что партия отложена в "уникальной позиции", а потом один из участников сдается без доигрывания.

Я понимаю этих гроссмейстеров - кое-кто из них просто не хочет портить отношения с нашими ведущими шахматистами, кое-кто не хочет проделать напряженную работу для того, чтобы по-настоящему про-комментировать партию,- ведь эта работа не из легких и особенно если вы находитесь в стороне от происходящего.

"Похоже, что Карпов рискнул и пошел в атаку на короля",- образно обрисовывали возникшую ситуацию завсегдатаи пресс-центра. Атака на короля - самый эффективный прием нападения в шахматной партии. Но атака эта должна быть стремительной и неудержимой, подчас с немыслимыми жертвами и обязательно с точным расчетом. Иначе... Вот и гадали журналисты о том, хватит ли у Карпова сил довести до конца свою атаку на позиции, казавшиеся в течение двух месяцев практически неприступными. Да, он совершил немыслимое, выиграв три партии подряд и сравняв счет. И, судя по всему, ему оставалось совсем немного - выйти на следующую партию, чтобы попытаться взять одно-единственное, но столь драгоценное очко. Однако самое трудное в атаке на короля - собраться на последнее, решающее усилие, без которого все совершенное раньше - ничто. Об этом думали журналисты, а маститые "гроссы" лишь задумчиво усмехались, глядя при этом куда-то в себя...

Пройдут года, и зашумят листвою деревья, посаженные на аллее Доброй воли
Пройдут года, и зашумят листвою деревья, посаженные на аллее Доброй воли

Гарри Каспаров блестяще доказал свое право называться чемпионом мира. И через неделю мы внимательно слушали его комментарий к матчу:

- Самый счастливый день - день 23-й партии, хотя, честно говоря, тех эмоций, которые были во мне 9 ноября прошлого года, когда я стал чемпионом мира, теперь уже не было. Как-то все это стало более обыденным, что ли. Самый красивый ход - это, безусловно, записанный ход 22-й партии. Мне кажется, что к моменту, когда я записывал ход, никто еще не видел выигрывающую комбинацию. Я думал над записанным ходом 17 минут, хотя хотелось сделать его сразу. Так получилось, что озарило. Есть комбинация! Такая уникальная геометрическая концовка - большая редкость в шахматной партии.

- Вы решили, что должен быть этот ход в тот момент, когда думали над ним, или перед тем, как записывать ход, вы почувствовали, что есть такой вариант?

- Партия складывалась очень напряженно, но я постоянно сохранял инициативу, а в конце партии уже Карпов в цейтноте допустил ошибку, и мне удалось выиграть пешку. И вот тут как раз у меня возникла дилемма, на 39-м ходу. Комментаторы потом считали, что я ошибся, что последние два хода были слабыми и я упустил выигрыш. А я чувствовал, что эта система, которую рекомендуют они, неправильна, ощущал это интуитивно. И понял: чтобы атака удалась, должен пойти конь, и тогда фигуры создадут какую-то коробку вокруг черного короля. Я еще не мог точно сказать, будет ли комбинация, но когда Карпов сделал свой 40-й ход, сразу увидел эту парадоксальную идею, идею с разменом ладьи, когда ферзь, конь и проходная пешка создают неотразимую угрозу черному королю. Когда вас озаряет идея, что надо поменять ладью, оставить минимум фигур на доске, все дальнейшее считается очень просто. Сомнений никаких в итоге партии у меня не возникало.

- Тогда такой вопрос: самый плохой день, самая плохая партия и самый плохой ход у вас.

- В общем-то, было два дня, и оба - в Ленинграде, когда игрались пятнадцатая и семнадцатая партии. По беспомощности и плохой постановке дебюта они очень напоминают друг друга. Карпов без особых затрат энергии просто взял два очка, потому что позиция оба раза была выиграна еще по дебюту. Кстати, когда я выиграл второй матч, почему-то многие считали, что это достигнуто только за счет хорошей дебютной подготовки и только этот недостаток в подготовке не позволил Карпову одержать победу. В этом матче можно взять статистику, которая покажет, что я ни разу не применил новинки в дебюте. Карпов избежал буквально всего, что было подготовлено мной, и более того, сам частенько ошарашивал меня. И тем не менее итог матча все равно в мою пользу. Так вот, возвращаясь к этим партиям, они были зеркальными и очень печальными. Моя вина в том, что играл слишком опасные варианты. Я был наказан по справедливости. Самый плохой ход, точнее, два хода, это в восемнадцатой партии, когда мне удалось очень хорошо поставить дебют и переиграть Карпова. Потом я, правда, выпустил перевес, но тем не менее снова переиграл в сильном цейтноте Карпова. На 38-м ходу грубо ошибся. Самое обидное, что мне осталось минуты полторы, на три хода, и я знал, что осталось три хода, на бланке контролировал, из ходов годился чуть ли не любой... Но я сделал первым именно тот ход, которым упустил выигрыш, а вторым упустил и ничью. Эти два хода остались у меня в памяти, потому что суметь за два хода так испортить позицию, из выигранной сделать проигранную, для этого надо очень сильно постараться.

- Это были самые драматические моменты в матче. Мы никогда не видели, чтобы вы так переживали. В какой момент вы увидели, что дело, как говорится, плохо, сразу после хода или где-то потом?

- Состояние шахматистов в цейтноте не поддается точному описанию. В общем-то с трудом контролируешь себя, потому что видишь флажок, который поднимается неуклонно, и перестаешь соображать. Хотя концентрация мысли велика, как-то отключаешься от доски. То есть, может быть, надо было встать, пройтись, потратить еще тридцать секунд. Но я в тот момент действительно потерял контроль и сообразил, что все очень плохо, когда партия уже была отложена. И все-таки надеялся, что спасение еще есть. Кстати, отложенная позиция, как ни странно, спасалась. Но мне опять не повезло. Я нашел ничью в двух сильнейших продолжениях Карпова, анализируя до шести утра отложенную позицию. Вроде бы все было хорошо, а в третьем продолжении, таком на вид сомнительном (почему-то Карпов его и избрал), ничья делалась совсем просто, но на нее мне уже не хватило сил - ни моральных, пи физических.

- Что для вас после победы и после поражения самое трудное?

- В этом матче после побед меня ждал кризис. Это вполне естественно, когда много сил вкладывается в победу. Очень много сил. У меня бывало такое и в прошлых матчах. Наступает какой-то определенный спад. В этом матче спад был после четвертой партии, и очень серьезный после шестнадцатой, потому что действительно я выложился в ней очень сильно. И главное - уже не сама победа, а ощущение того, что матч безусловно выигран. И я слишком долго пытался понять, почему мы продолжаем играть. Ясно, что наберу свои - сколько там мне надо набрать - очки в оставшихся партиях. Когда играешь много матчей, то даже не столько реагируешь на счет, сколько на игровую тенденцию. Хорошо помню: перед одиннадцатой партией прошлого матча я хотя и отставал еще в счете, но был спокоен, потому что игровая тенденция показывала: инициатива в моих руках. Сейчас складывалась настолько удручающая тенденция для Карпова и настолько благоприятная для меня, что как-то было непонятно, за счет чего можно проиграть четыре партии - ведь Карпову надо было выиграть четыре из оставшихся восьми.

И когда выходишь с такими мыслями на партию, морально опустошенным, то возмездие не заставляет себя долго ждать. Вот после семнадцатой партии была та восемнадцатая, которую я играл нормально, но, может быть, не хватило чуть-чуть сил, чуть-чуть везения, во всяком случае, партия могла стать такой же хорошей, как шестнадцатая или, скажем, четырнадцатая. Потому что я сделал все хорошо, и сделай еще один точный ход, матч бы закончился именно на ней. А дальше девятнадцатая... Трудно сказать, вроде бы после поражения я стал играть хуже, с другой стороны, после трех поражений я стал играть так же хорошо, как в начале матча. Может, надо было проиграть очень много и стать на край пропасти, чтобы почувствовать, как это опасно? Во всяком случае, опыт у меня есть, я играл два с половиной месяца исключительно при счете 0:5 и 1: 5, и поэтому, когда игра пошла до одной ошибки, я как-то успокоился. Поставил себе задачу на неделю: сыграть вничью 20-ю партию, выстоять в 21-й и выиграть в 22-й. Задачу я выполнил полностью...

- Шахматисты приезжают на матч. Затем выходят на сцену, здороваются, садятся, поправляют фигуры. Делают первые ходы. Зрителям неизвестно, что происходит в это время с шахматистом. Заранее ли у вас все определено или возможны мгновенные решения за доской? Почему вы приезжаете раньше, чем соперник? Есть ли в этом психологический подтекст?

- Приезжаю раньше, потому что у меня своя традиция - я очень не люблю опаздывать. Люблю, приехав на тур, посидеть в своей комнате, как-то сжиться, вникнуть в партию. Потому что обстановка игровой зоны и сцены располагает к этому. Пока вы находитесь дома в кругу своих близких, вам трудно направить все свои мысли и думы на конкретную партию, на соперника, на то, что предстоит. Мне кажется, что минут пять полезно провести в одиночестве у себя в комнате, когда никто не мешает сосредоточиться. Что касается взглядов, когда я смотрю на Карпова, он на меня, это тоже вполне естественно. Обычно все решается дома - дебют, настрой на борьбу, но тем не менее какие-то нюансы могут быть решены уже во время партии. Потому что в этих матчах мы провели с Карповым друг против друга больше четырехсот часов. И сами пони-маете, что за это время можно изучить соперника как свои пять пальцев. И если каким-то движением, каким-то взглядом что-то выдаст соперник, станет заметно в его поведении что-то новое, удастся почувствовать, как настроен он, то получаешь минимальную информацию, которая поможет выбрать наиболее правильный настрой на партию. Это - логика борьбы матча, психологической борьбы, в которой любая мелочь, любой нюанс могут круто поменять характер партии.

- Во время партии вы смотрите в зал, Карпов смотрит в зал. Что для вас зал, кого вы ищете? Каковы вообще взаимоотношения зала и шахматиста?

- В матче я, в принципе, смотрю сквозь зал, потому что останавливаться на каких-то людях очень трудно, если играю черными, то я вижу свою половину, своих близких, тренеров, маму. Вы не можете избежать этого, потому что зал - полукругом, но реальной значимости я этому не придаю. Думаю, что Карпов тоже. Конечно, приятно видеть своих, когда играешь черным, например, цветом.

Еще недавно знакомые журналисты при слово "шахматисты-спортсмены" лишь отмахивались и откровенно смеялись: дескать, фигуры по доске двигать сил хватает - и ладно. А уж что касается атлетических качеств, то какое тут может быть сопоставление...

Однако с тех пор как 23-летний бакинец Гарри Каспаров взошел на шахматный пьедестал, мнение наших коллег заметно поколебалось. Дело в том, что чемпион мира, играющий поклонник футбола, организовал "гроссмейстерскую сборную", которая уже несколько раз встречалась на поле со спортивными журналистами. И хотя цвета "пишущих и снимающих" защищали и заслуженные мастера спорта, в прошлом игроки различных сборных команд страны, результат был отнюдь не в их пользу. Возможно, поэтому в пресс-центре с таким нетерпением ожидали окончания матча-реванша. Заключительная, 24-я партия еще только предстояла, но исход шахматного поединка уже был предрешен, и репортеры наскакивали на гроссмейстеров с отнюдь не шахматными вопросами: "Команда готова? Когда играем в футбол?"

Но на этот раз матч не состоялся. Что ж, наверно, чемпион мира действительно сильно устал, подумали мы, если уж отказался от своего любимого футбола. После такого многомесячного испытания отдых, покой, конечно, нужнее.

Пройдут года, и зашумят листвою деревья, посаженные на аллее Доброй воли
Пройдут года, и зашумят листвою деревья, посаженные на аллее Доброй воли

Мы ошиблись. Уже через неделю после завершения матча-реванша в Ленинграде Каспаров был в Москве и вместе с Ботвинником, своим учителем, проводил очередную сессию в заочной шахматной школе. Затем участвовал в работе пленума Всесоюзной федерации шахмат. А еще через пару недель ему предстояло в составе сборной СССР выступить на Олимпиаде в Объединенных Арабских Эмиратах...

Когда же он отдыхает? Этот вопрос мы задали маме Гарика, Кларе Шагеновне.

- Для Гарика отдыхать - это значит просто переключиться на другую работу, причем работу аналитического характера,- объяснила она.- Что-то обдумывать, что-то делать, заниматься самообразованием. Ведь успеть надо многое.

И он успевает. Давно известно серьезное увлечение Каспарова историей, литературой, компьютерной техникой. А буквально через три недели после окончания борьбы на высшем шахматном уровне выяснилось, что у чемпиона мира появилась новая и, кажется, серьезная привязанность. Поздним вечером второго ноября переполненный зал Московского инженерно-строительного института, где проходила очередная телезапись встречи в Клубе веселых и находчивых, бурно приветствовал члена жюри Гарри Каспарова. Несмотря на то, что бакинец впервые оказался в такой роли, он не стушевался, блеснул и эрудицией, и легким юмором, непринужденно общаясь с аудиторией.

Что ж, как говорят в Одессе, юмор - единственное, чего нельзя достать по знакомству. И то, что у нашего шахматного чемпиона с этим нет проблем, говорит само за себя.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательского поиска




© Погорелова Ольга Владимировна, подборка материалов, оцифровка;
Злыгостев Алексей Сергеевич, оформление, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://sport-history.ru/ "Sport-History.ru: История спорта и физическая культура"