Новости    Библиотека    Забавные истории    Энциклопедия    Карта проектов    Ссылки    О сайте



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Встать над собой!

По-разному приходят в спорт. По какому-то необъяснимому внутреннему влечению - одни. Видя перед собой наглядный пример - другие. Случайно - третьи. И не одинаковые цели ставит перед собой каждый. Тебя влекут большие достижения, чемпионские лавры и звон медалей не дают покоя, побуждая к действию, заставляя презреть спокойную жизнь.

Его - возможность приятно провести досуг, пообщаться с товарищами, устранив таким образом тот дефицит общения, который заявляет о себе в наше время и, становясь все более ощутимым, вызывает в нас внутренний протест.

Но кем бы мы ни были и какими бы путями ни пришли в спорт, какие бы цели перед собой ни ставили и какое бы время им ни занимались, ясно одно: он оказывает на нас свое влияние и влияние это не может не быть благотворным. Спорт формирует личность, и особенно такую ее составляющую, как характер.

Никогда не забуду отборочных соревнований на первенство страны по самбо. Молодой самбист В. Луторин боролся с опытным Р. Вагалдадзе. Шла решающая схватка. Победитель выходил в финал и мог участвовать в розыгрыше золотой медали чемпиона СССР.

Луторин вел схватку, но неожиданно попался па болевой прием. У него оставался единственный выход - подать сигнал о сдаче. Но он не сдавался.

Соперник был безжалостен. "Сдавайся",- кричали Луторину болельщики и тренер. Но тот, видимо, решил дотерпеть до конца схватки. Однако в подобном положении секунды тянутся нескончаемо долго для того, кто терпит.

И произошел совершенно невероятный случай: Луторин потерял сознание. Схватку мгновенно остановили. После оказания медицинской помощи шок прошел. А так как Луторин не сдался, то схватка была продолжена. Практически Луторин боролся теперь одной рукой. И выстоял! Победа осталась за ним. Надо ли говорить, как обрадовались за него и восхитились им его друзья. Уверен, что радовались они не столько самой победе, принесшей зачетные очки, сколько мужеству молодого самбиста.

Это ли не проявление характера? У спортсмена была внутренняя установка на победу. Над обстоятельствами, над собой. А победы без характера не достигнешь. Не случайно поэтому бесхарактерные, малодушные не выдерживают, срываются, сходят с дистанции...

Первый приз достался победителю. А что же его партнер? Как он реагировал на проигрыш? Он не вышел, чтобы получить награду, выразив этим неуважение не только к сопернику, но и к судьям, которые, по его убеждению, должны были отдать победу ему, он выразил неуважение к спортивному этикету, а значит, и к самому спорту. Имел ли он после этого моральное право на получение награды, пусть и не чемпионской? Нет, конечно. По решению судей он ее и не получил.

Спортивная схватка, таким образом, поставив человека в экстремальные условия, в каком-то моменте смоделировав саму жизнь, не только выявила специфические качества, целенаправленно тренируемые и развиваемые: силу, выносливость, техническую и тактическую грамотность,- но и высветила глубинные личностные проявления, которые в иных условиях могли бы оставаться скрытыми. Образно выражаясь, демонстрационное табло, на котором фиксировались набранные баллы, явилось одновременно демонстрационным табло личности.

Спортивная схватка - небольшой эпизод, вспышка, высверк в продолжительном течении человеческой жизни. А если такие эпизоды повторяются, чередуются, если подобные вспышки не только высвечивают, но и закаляют характер и, выпрямляя, формируя личность, создают человеческую судьбу? Разве так уж редко бывает в жизни, когда спорт, взятый во всей совокупности, действующий как система, своим незаметным, но постоянным влиянием перекраивает человека.

- Семь кругов,- сказал Василий Петрович после жеребьевки.- При условии, что у нас сложится все удачно и команда дойдет до финала. Значит, семь схваток, Гриша. Во второстепенных встречах поставлю замену. Выдержишь?

Болотов усмехнулся, пожав плечами: чего уж теперь? Взялся за гуж... Семь кругов. Почти как у Данте. А что заставляет его идти по этим кругам? Ради чего он здесь, в этом зале? Зачем - в его-то сорок шесть?

У него оставалось в запасе часа два. Он взял сумку со своей спортивной амуницией, нашел в зале укромное местечко и решил дождаться здесь начала соревнований, мысленно готовя себя к предстоящим поединкам.

Забытое предстартовое волнение выплыло из глубин памяти и все больше охватывало его. Но оно постоянно перебивалось более сильным беспокойством, пока необъяснимым. Анализируя его, он понял, что это беспокойство - из-за сомнений в логичности его теперешних действий. Из-за боязни. Не поражения, нет. Из-за боязни стать посмешищем в глазах присутствующих.

Тогда что же все-таки заставило его в таком возрасте выступать за команду? Ведь если посмеются над ним - это одно. А если он подведет команду?.. Да и вообще, зачем он вернулся в самбо, в секцию, где теперь занимается практически другое поколение? Двое его сыновей, кандидаты в мастера спорта, тоже там. Кстати, они отговаривали его от выступлений. Но это, как ни странно, только утвердило его в принятом решении.

Он кандидат наук, доцент. Подготовил к защите докторскую диссертацию. Всем, чего добился, он считает, обязан самбо. Самбо - его жизнь. Громко? Ничуть... Рос он без отца. Тот был танкистом и сгорел в танке, подбитом фашистами. Улица всецело владела Болотовым, хотя он ни на минуту не забывал о сестренке и матери.

Эти пятидесятые годы! Чего только ни вытворяли подростки в своем Духовском переулке. Там были и голубятни с преданными красавцами турманами, и заброшенные пустыри с упоительными футбольными баталиями. Мячи шили сами, по очереди. Набивали их сеном.

Частые стычки со сверстниками с ближайших улиц... Драки кончались не всегда мирно и благополучно... По молодости он получил два года условно. И на время затих.

Был он физически прекрасно развит. Покоренные спортивной славой Григория Новака и его достижениями, подростки собирались около сараев и поднимали всякое железо, подходящее для этих целей. Среди ровесников он неизменно выходил победителем. Это не мешало ему часто проявлять свое ухарство, курить и до чертиков напиваться. Молодость, к сожалению, иногда легко справляется с подобными перегрузками.

Несмотря на свои "подвиги", десятилетку он закончил успешно. Но дальше учиться не хотелось, да и надо было помогать матери. Он поступил на завод учеником токаря-универсала.

Однажды они сидели ватагой во дворе, резались в "козла" и обменивались новостями. К ним подошел Иван Пухов, их сверстник, студент. Он приехал из деревни, жил у тетки в соседнем доме. В их глазах Иван со своей целеустремленностью выглядел смешным. Но эта же целеустремленность рождала в нем что-то такое, чего не было в них, что заставляло его уважать, прислушиваться к его словам. Они никогда его не задирали. А тут он подошел и сказал:

- Ребята, в нашем институте секция самбо открылась. Приходите, кто хочет.

А Болотову предложил особо. До института было далеко, и Болотов все откладывал поездку. Но как-то раз собрался.

Громадный по тем временам зал поразил его своим оборудованием и морем света. Он впервые видел ковер. На нем эффектно и красиво бросали друг друга такие же парни, как и он. Одеты они были в короткие, как он тогда назвал, пиджаки, но с поясами.

За столом сидел плотный человек среднего роста, с крупной головой, в больших очках. На незнакомца сначала никто не обратил внимания, и он сел на краешек какого-то ящика. Крышка его была открыта. Внутри лежали гантели. А около стоял набор гирь. Он выбрал глазами двухпудовик, поднял на попа и стал привычно выжимать. Человек за столом внимательно за ним следил. Это Болотову понравилось: еще бы, сам тренер обратил внимание. Ваня Пухов подошел к столу и стал что-то говорить. Болотова подозвали.

- Ну, здравствуй,- сказал тренер.- Меня зовут Василий Петрович. Мне Иван много о тебе рассказывал. Значит, хочешь заниматься у нас?

- Посмотрю еще,- неопределенно ответил Болотов, пожав плечами.

- А чего смотреть? Вместо того чтобы время на улице бесцельно убивать, приходи, тренируйся. Пригодится в любом случае.

- Надо посмотреть, попробовать... Мне тут у вас и пары-то нет, мелюзга одна.

- Ну это ты зря,- усмехнулся Василий Петрович.- Развит ты физически отлично, но это еще не все. Давай-ка проверим тебя в деле... Коля, подойди сюда,- подозвал он невысокого крепыша. - Ну-ка, проверь новичка. Только не увлекайся. А ты возьми в шкафу куртку и ботинки...

Болотов оделся, завязал пояс и вышел на ковер. Все ребята расселись в кружок.

- Разогрейся, Болотов,- предложил Василий Петрович.

- Зачем?- удивился тот. - Я и так горячий.

Этого Колю он сразу запрезирал. Еще бы: куда лезет, шплинт. Пожали они руки и... началось. Болотов не мог понять, как это получается: стоит он, упирается, не сдвинешь вроде, а соперник махнет ногой - и ты в воздухе.

Однажды он изловчился, захватил соперника поперек туловища, голову под мышку засунул, но только хотел перевернуть - тот его за ноги как дернет и - верхом на него. И сразу рука Болотова оказалась намертво зажатой, а потом ее как огнем опалило. Он вскрикнул. Раздался свисток и сразу - аплодисменты. Болотов, весь красный, куртку сдернул, оделся и - ходу из зала. Неделю он переживал: надо же, разделали. И кто? Кто! А потом его Ваня Пухов встретил:

- Слушай, Грипт, Василий Петрович интересуется, долго ли ты свой характер выдерживать будешь. Приходи.

Еще дня три он сопротивлялся. Но какая-то необъяснимая сила тянула и тянула его в зал, к тем незнакомым парням, к Василию Петровичу...

Весной он имел уже второй разряд и несколько побед на первый, а на следующий год осенью поступил в институт. Как-то постепенно, незаметно он растерял прежних дружков и, когда они ушли в армию, особо не чувствовал их отсутствия. Он сроднился со студенческой жизнью, а в самбо так просто влюбился. Ему нравились бескомпромиссность схваток, удивительное многообразие приемов, гибкая многовариантная тактика. Самбо напоминало ему искусство. А каждая схватка - процесс творчества, где средством воплощения художественного образа были приемы, а материалом - соперник. И весь этот творческий процесс идет на глазах у многочисленных зрителей, по сопереживанию которых ты можешь оценить степень совершенства своего творения. Правильно сказал поэт: есть упоение в бою - Болотов каждой схватке отдавался с упоением.

На третьем курсе он стал чемпионом страны. Учился отлично: учеба в секции была на первом месте, иметь "хвосты> считалось неприличным. Болотов становился неоднократным лауреатом различных конкурсов студенческих работ. Режим выдерживал жестко.

В то время о самбо не все еще слышали. Телевидение только-только входило в быт. Газеты и радио этот вид спорта не очень-то жаловали. У них были свои идолы: футбол, легкая атлетика и быстро прогрессирующий хоккей. А самбисты были фанатиками своей борьбы. Постоянно участвовали в показательных выступлениях, старались в театрализованной форме донести до самых широких масс красоту и обаяние самбо.

Этот вид спорта становился чуть ли не фирменным студенческим видом. Самбо прочно входило в институтские залы разных городов страны. На всесоюзных первенствах доля студенческих чемпионов была весомой. Даже динамовцы вынуждены были сдать свои лидирующие позиции.

На пятом курсе Болотов в третий раз стал чемпионом страны. Отличная учеба открывала перед ним прямой путь в аспирантуру, и у него не было причин этим путем не воспользоваться. Он готовился после защиты диплома сдавать вступительные экзамены в аспирантуру...

- Так вот ты где! А мне говорят - Болотов выступает в тяжелом весе. Не поверил. Ну, привет, ветеран! Насилу разыскал... - Раскрыв руки для объятий, к нему приближался Иван Никитич Пухов.

- Ваня, здравствуй! Какими судьбами? - Они обнялись. - Где ты, как?..

- В Ленинграде, заведую кафедрой. Недавно профессора получил. Здесь в командировке. Можно сказать, случайно узнал о соревнованиях. Не выдержал, пришел.

- Поздравляю... Выглядишь молодцом.

- Ну, по сравнению с тобой... Видишь, брюшко. Но это неважно. Как Самбина?

Самбина... Его увлечения не оставляли места для личной жизни. Он и не помышлял менять свою холостяцкую судьбу по крайней мере еще года три-четыре, как вдруг непредвиденный случай изменил эти планы. И конечно же, счастливым нарушителем их снова было самбо.

Как-то поздно вечером он возвращался домой с соревнований. Проходя мимо пустыря с причудливо темнеющими очертаниями кустов, он услышал приглушенный женский крик:

- Помогите! На по...

Это явно был сигнал бедствия. Разве мог Болотов пройти мимо! Он рванулся к кустам. Какой-то верзила пытался сломить сопротивление девушки. Она защищалась с ожесточением отчаяния и безысходности. Болотов предстал перед ними и кратко бросил:

- Отпусти!

В сумрачном свете далеких фонарей на него уставился один глаз. Другой закрывала черная повязка.

В тот же миг раздался щелчок, и в полумраке Болотов не столько увидел, сколько ощутил в непосредственной близости от горла длинное жало ножа. В следующий миг Болотов взял руку бандита на прием. Тот вскрикнул от боли и выронил нож. Но тотчас же извернулся и освободил руку.

И вот они стоят друг против друга: насильник, озверевший от боли и неожиданной помехи, и спортсмен, возбужденный, но в то же время собранный и расчетливый. Бандит выругался и прыгнул на Болотова. Тот принял его на "бедро", но бросил, видимо, чересчур резко и сам не удержался на ногах.

Они долго барахтались на земле, но Болотов сумел провести болевой прием. Перевернув врага на живот, он стянул одним концом пояса, который достал из своей сумки, его ноги, а другим - завернутые за спину руки. Он действовал автоматически, не задумываясь. Противник почти не сопротивлялся, только рычал и страшно матерился.

Как потом выяснилось, это был опаснейший рецидивист по кличке "Амбал", бежавший из мест заключения и отметивший свой путь несколькими кровавыми жертвами. И большинство из них - женщины. Болотова тогда наградили грамотой и ценным подарком - именными часами.

Все совершилось практически мгновенно. Болотов огляделся. Девушка стояла неподалеку. Он подошел к ней.

Она не убежала при первой же возможности с опасного места. В этом что-то было. Это Болотову понравилось.

Защита диплома и свадебное торжество у него совпали. Она носила красивое имя - Дина. Но он стал звать ее Самбина.

- Ну так как Самбина? - От Ваниных глаз разбежались добрые морщинки.

- Спасибо, все в порядке.

- Ну и потряс же ты нас всех тогда... А ты молодец, старик. - Он кивнул на ковер. - Я бы на такое не отважился в наши годы. Тебя попросили или, как всегда, проводишь эксперименты?..

Едва ли это можно было назвать экспериментом, хотя кое-какие выводы для себя Болотов думал сделать и сделал.

Усиленная работа над докторской диссертацией не оставляла времени для тренировок. Он чувствовал себя неуютно, тянуло на ковер. Однако цель требовала жертв. Но вот работа завершена, и он четыре месяца назад вновь пришел в зал. Перерыв У него получился лет в пять-шесть, да и последние годы перед перерывом он работал на ковре недостаточно активно. И ему захотелось на себе проверить способности организма восстанавливаться после длительной физической пассивности, узнать свои возрастные возможности в условиях нагрузки.

Он не пропускал ни одной тренировки, и утраченный навык постепенно возвращался к нему, естественно, с учетом скидок на возраст. Он хотел, чтобы эти скидки были минимальными.

Вес за последние годы у него вырос на 18 килограммов. За 4 месяца половину он сбросил.

С интересом он наблюдал за тренировками теперешних студентов и сравнивал, сравнивал.

Так вот, экспериментировал он на себе, а туг соревнования на первенство вузов подоспели. И, как назло, их тяжеловеса, мастера спорта увезли с острым приступом аппендицита. Думали-гадали, кого ставить. Два "сырых" новичка и он, Болотов, бывалый, опытный. Подумал он, подумал и предложил свою кандидатуру. Он же видел, что просьба об этом У всех на лицах. У Василия Петровича глаза заблестели, расчувствовался старик и сказал:

- Спасибо, Гриша. Другого я от тебя и не ждал.

Итак, захотелось ему еще раз порох свой проверить в настоящих схватках, студентов вдохновить, а то они все на занятость ссылаются. Учебе спорт мешает, спорту - учеба. Но самое главное - поддержать престиж команды. Два года назад она утратила свое лидирующее положение. Теперь был шанс...

Зал постепенно наполняла публика. На ковре разминались участники. Подошел Василий Петрович:

- Ну, Гриша, давай, дорогой, разминаться. Ванечка, потом поговорите.

- Ясно, Василий Петрович,- поднялся Пухов.- Все понимаю. Только одного в голову не возьму, хоть он мне тут и нарассказывал всего. Без пяти минут доктор наук. Длительный перерыв. Детренирован. В возрасте. К чему такой риск, такая бравада, эти Дантовы круги? Смысл?.. А впрочем, Гриша всегда был...- Василий Петрович нахмурился, и Пухов умолк.

Первый день соревнований предельно нагрузил Болотова. Перерыв до завтра он воспринял как благо. Усталость переполняла его. И это была не сиюминутная усталость молодости, которая снимается кратковременным отдыхом. На него навалилось что-то мрачное, тупое, безразличное, засевшее прочно и надолго. Но он старался не показывать виду.

На его лице появилась дежурная улыбка, и никто, даже сыновья, не догадывался, как ему плохо. Только жену обмануть он не мог.

- Я же предупреждала тебя. Ну скажи, зачем и кому это надо? - начала она с состраданием в лице.

- Ты знаешь это не хуже меня,- мягко прервал он ее. - И не надо об этом. - Она знала его неуступчивость в подобных вопросах и, к ее чести, всячески помогала ему восстановить силы. Заснул он поздно. Спал плохо. Три схватки минувшего дня стояли перед глазами.

Их он выиграл. Тяжело, с трудом, но выиграл. Молодые соперники превосходили его во всем: в силе, быстроте, выносливости. Но с ним были опыт и мудрость его возраста. Их он и противопоставил своим оппонентам по схваткам.

Он не совершал эффектных прыжков вокруг противника, не проводил неподготовленных атак, экономя силу во всем и жертвуя зрелищностью в пользу результата и конечной цели. Эта тактика кажущейся бездеятельности - знали бы, чего она стоила! - дезориентировала его азартных соперников.

На завтра осталось четыре круга. Конечно, в неответственных схватках можно будет выставить дублера, что Василий Петрович и предлагал. Но Болотов решил пройти все эти круги сам. И прошел!

В последней схватке усталость, забравшаяся в него, залила все клетки и парализовала волю. Ему удалось захватить руку соперника в борьбе лежа, и он по всем правилам стал тянуть ее. Но это была не рука, а изогнутая труба, приваренная своими концами к монолиту. Он включил всю мощь спины и ног, стараясь разорвать это железо. Тщетно! А время бежало. "Успеть, успеть,- сумбурно пульсировала мысль.- Команде нужна только победа..."

Соперник замер. Ему достаточно было отлежать оставшиеся секунды. Собрав остатки сил, Болотов рывком перешел на удержание. Отчаяние и безысходность сделали его злым. Эта злость, как допинг, подхлестнула силы. Он держал, чувствуя наплывающее изнутри какое-то необъяснимое первобытное ликование. Упругое молодое тело билось под ним с невероятной силой, пытаясь уйти с удержания.

- Двадцать секунд. Удержание засчитано! - будто сквозь вату в ушах донесся голос судьи.

Ударил гонг, а Болотов все не отпускал захвата: его руки свела судорога. Их невозможно было разжать. Только через какое-то время соперники поднялись.

Когда он сходил с ковра, студенты, свои и чужие, не спускали с него глаз.

- Во дядька выступил! - услышал он чей-то восхищенный голос.

- А ты знаешь, сколько этому дядьке лет? - сразу откликнулся другой.- Он доктором наук скоро будет...

Болотов улыбнулся.

Не успев сойти с ковра, он попал в объятия Вани Пухова. Пробиваясь сквозь толпу зрителей, к нему спешил растроганный Василий Петрович. Обнимая и целуя Болотова, он прошептал:

Спасибо тебе, дорогой. У меня слов нет. Ты рыцарь! Ты настоящий рыцарь самбо...

И только взлетая к потолку зала под дружные крики своей команды, Болотов окончательно понял, что заставило его пройти по этим тяжким кругам.

Нетрудно предположить варианты извилистой, ломаной линии жизни Болотова, не приди он своевременно в спорт. Возможно, здесь мы имеем простое стечение обстоятельств, преодолевая которые или следуя которым человек "делал" свою судьбу. Бесспорно одно: спорт помог развить и отшлифовать все, что было хорошего в человеке. Спорт ковал характер, а на характере вызревала личность. Многогранная. Социально значимая. Физически здоровая. Не замыкающая себя в клетку самовлюбленной успокоенности, а живущая активно, мыслящая, творящая, не равнодушная к чужим бедам и проблемам, то есть личность, рожденная советским образом жизни и вполне ему соответствующая.

И наверное, не зря восхитились молодые зрители победой Болотова, самим фактом его участия в поединках, его характером.

Спортивный характер! Есть у лыжников такой термин - "потерпеть". Это моменты, когда не хватает дыхания, мышцы становятся ватными, а лучинки-лыжи превращаются в свинцовые чушки. Когда до финиша рукой подать, вот только преодолеть этот проклятый "тягун", затяжной, пусть и не крутой подъем, съедающий оставшиеся крохи сил, когда бросить бы все, грохнуться на этот черный раскаленный снег и, ни о чем не думая, расслабить загнанные мышцы. Но нет, надо собрать волю, заточить ее в железную клетку характера, потерпеть, перетерпеть, выстоять, дойти до финишной черты, нет, не дойти - добежать - и обессиленным упасть на заботливые, благодарные руки товарищей. Потому что от твоего "терпения", которое на добром и чутком языке коллег, конечно же, означает сверхнапряжение, сверхзадачу и невероятную ответственность за них, за товарищей, проливших море пота и смывших гору соли со своих тел в напряженных тренировках и вот теперь благодарных тебе за то, что их молчаливое доверие тобой оправдано,- потому что от этого твоего "терпения", а значит, теперь уже только от твоего характера зависят достоинство команды и ее честь.

Откуда берется он - спортивный характер? Мы как-то привыкли уже априори соглашаться с тем, что достаточно хилому, болезненному подростку заняться спортом, как он сразу же станет если не идеально красивым и недосягаемо великим, то уж здоровым, избавившимся от мучивших его врожденных недугов - вне всякого сомнения. Но при этом забываем часто о регулярности и настойчивости в занятиях. Без этих же качеств конечная цель остается лишь благим пожеланием, а сами занятия превращаются в жалкие попытки, в говорильню, становятся профанацией идеи физкультуры и спорта.

Да, станет здоровым, избавится от врождеппых недугов - вне всякого сомнения. Но только поверив в магическую силу физических упражнений, только проявив характер и постоянно перешагивая через собственное малодушное "пе хочу". К этому и стремятся часто те, кто агитирует за спорт. И если "гадкому утенку" не всегда предопределено природой превратиться в прекрасного лебедя, то физкультура и спорт могут выступить необходимыми корректировщиками природы в знак благодарности, по только тому, повторяю, кто с рыцарским постоянством, регулярно и настойчиво, отдает им свое время и сердце. Да, в благодарность за это спорт может исправить физические недостатки своих приверженцев. Сюжеты многих фильмов и книг построены именно на этом. Тысячи примеров этому встречаем мы в бесконечных письмах в различные спортивные издания и к выдающимся спортсменам. И часто, начав читать или смотреть, как тщедушный и ломыкаемый всеми персонаж вдруг приобщается к спорту, мы уже заранее знаем, какие изменения в лучшую сторону произойдут с ним через некоторое время. И не ошибаемся в своих предположениях, так как улавливаем в персонаже зачатки характера.

Но бывает и наоборот: парень от рождения здоров и удачлив, но постоянное ощущение силы, признаваемой всеми, его расслабляет, дезориентирует, и он, уповая на свои природные данные, к развитию их нимало не стремится. Больше того, физическое превосходство, годами утверждавшее его в глазах сверстников, приучает его к роли лидера, и ощущение вседозволенности до поры кружит ему голову. Он верховодит. Он не прочь позаниматься спортом, но так, от случая к случаю, будто делая одолжение. Все дается ему легко, без труда, ничто вроде бы не угрожает его авторитету. Но только - вроде бы.

Потому что рядом растет тот, тщедушный и болезненный, которого уже сами физические достоинства здоровяка лишают возможности спокойно жить. И вот задумывается он над этой несправедливостью природы: одному - всё, другому - ничего. "А задумавшись, начинает искать ответы: как, каким образом избавиться от свалившейся на него несправедливости?

Он обращается к литературным героям, наблюдает жизнь, то есть активно постигает секреты своего несовершенства и способы избавления от него. Уже только это повышает его эрудицию и интеллектуально возвышает над здоровяком. Уже только одно сравнение не в свою пользу выступает побуждающим мотивом к занята спортом. Сначала тайком от всех. Потом, по мере того как растут достижения и когда не стыдно показаться на людях, "утенок" бросает вызов признанному лидеру. И вот тебе на: "сотку" "пробегает быстрее, на перекладине подтягивается больше. "Как же так?" - недоумевают сверстники и начинают обращаться с вопросами к смущенному победителю.

Как? Да очень просто. Система и образ жизни могут творить чудеса. Не этот ли принцип положил в основу своей жизни великий атлет России С. Елисеев, еще в прошлом веке побеждавший в поднятии тяжестей многопудовых колоссов при собственном весе в восемьдесят килограммов. Система! Это великая, организующая всю деятельность и саму жизнь человека сила. Это определенный порядок, алгоритм поведения человека, вырабатываемый годами.

И спорт выступает здесь не только как создатель, как настройщик системы, но и как ее индикатор. Ведь достичь высоких показателей в спорте или качественных изменений личностных характеристик невозможно без системы. Это дается ценой постоянного контроля над собой, без всяких поблажек себе, путем сознательных самоограничений и преодолений. А начинается с проявления характера и прежде всего основной его составляющей - воли.

Как и многое другое, легче это дается с детства. Если ребенок берет себе за привычку делать утром зарядку, то можно быть уверенным, что эта привычка к физическим упражнениям окажет ему добрую услугу в дальнейшем, избавив от дефицита движения и пресловутой гиподинамии. Разумеется, если та же зарядка не выполняется формально, для очистки совести.

Упустишь время - потеряешь многое. Вспомним, кто из нас не давал себе слово, испытывая неловкость от физической пассивности: всё, начинаю заниматься спортом, вот только сделаю то-то. Но приходит и проходит намеченный срок - увы, воз по-прежнему на месте.

...В купе сидели двое. Один, еще довольно молодой, но тучный, болезненного вида, уверенно говорил:

- Двадцать четыре дня! Это же целая вечность. Вот теперь-то уж да здравствует спорт! Никто не мешает. Займусь собой. Ни капли,- выразительный щелчок по подбородку,- ни сигареты. Жене дал слово - вернусь без этого,- он с брезгливостью ткнул в свой рыхлый солидный живот.- Мешает, слов нет. Не помню, как и привязался... Импортный костюмчик приобрел - загляденье. Кроссовочки - пальчики оближешь. И условия там, слышал, первый класс...

Да, в доме отдыха были все условия. Но не в них, видимо, дело, если импортный костюмчик мелькнул на дорожках заснеженного леса однажды, не в них дело, если человек сразу после завтрака усаживался в холле у телевизора до обеда, а утром на вопрос, что делал вечером, мрачно махал рукой: "А-а, пулечку расписывал".

А ведь человек все правильно себе представляет и даже предполагаемый досуг обозначил для себя с предельной ясностью. Но вот поди ж ты: вместо этого он "пулечку" расписывает... И уж если говорить о характере, то здесь - тоже характер. Характер бесхарактерных, скажем так...

По-разному приходим мы в спорт. Любому из нас протягивает он с готовностью свою руку: вот он - я, иди со мной по жизни плечом к плечу, бери от меня каждый то, что тебе нужно. Да, я иногда бываю капризен, я требую к себе внимания, но и щедрот моих не счесть.

Все больше нас приобщается к физической культуре и спорту, выбирает их в попутчики на всю жизнь... Все больше, но... медленно. Много, да не все...

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательского поиска


Диски от INNOBI.RU


© Погорелова Ольга Владимировна, подборка материалов, оцифровка;
Злыгостев Алексей Сергеевич, оформление, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://sport-history.ru/ "Sport-History.ru: История спорта и физическая культура"